C'EST LA VIE

(се-ля-ви)

МАЛЕНЬКИХ ЧЕЛОВЕКОВ

И даже достигая высот они остаются маленькими, а потому… "Не судите, и не
будете судимы; не осуждайте, и не будете осуждены; прощайте, и прощены будете;"
Евангелие от Луки, гл.6, ст.37

В.Ф.Косинский

(роман-ностальгия)
продолжение
II ПОСМЕРТНЫЕ ЗАПИСКИ МАРГАРИТЫ ФИЛИМОНОВНЫ, КОТОРЫЕ ОНА ДЕЛАЛА БЕССОННЫМИ НОЧАМИ

Нитка 9 ВПЕРВЫЕ ЗАМУЖЕМ

Последние прости

Есть многое на свете, друг Горацио,
чего не снилось нашим мудрецам.
В.Шекспир

Мы "счастливо" прожили целых пять лет. Кроме научной работы, обожания меня, у моего мужа было еще приятное для него и полезное для нас обоих хобби - кулинария. Он любил готовить, импровизируя, и даже собирался выпустить книгу кулинарных рецептов. Лежат его записки по кулинарным делам в секретере - не мешало бы их привести в порядок и попробовать издать. Да кто их теперь издаст a posteriori? Дела нужно делать при жизни!

Признаюсь, жизнь даже в столь не полноценном супружестве, не стала мне в тягость. Он был мудрым, воспитанным человеком, хорошо все понимал, а потому не мешал мне жить. Я, со своей стороны, максимально щадила его самолюбие: не задерживалась без причины допоздна, не броско одевалась. Из-за его физического состояния у нас сложилась так называемая amor intellectialis. При этом каждый из нас, на сколько это оказалось возможным, сохранил свой прежний образ жизни.

Мы жили как добрые друзья, помогая жить друг другу. Федор Анатольевич как бы удочерил меня. Баловал. Дарил подарки, заботу и тепло. Моя жизнь стала такой уютной, какой не была ни до, ни после. Я узнала, каково жить, когда у тебя все есть и не нужно думать, где бы разжиться десяткой до зарплаты.

Я не жалею о времени, прожитом с Федором Анатольевичем. Для меня открылся иной, неведомый и недоступный мне ранее мир, другой уровень человеческих отношений. Незадолго перед смертью Федор Анатольевич открылся мне, что он масон, посвящен в масонство одной из лож Англии. А обслуживание и удобства, которые мы получали во время нашего с ним свадебного путешествия, устраивали ему его братья-масоны.

Он считал, что сам он ничего не сделал для распространения масонства.

- Еще не пришло время для возрождения масонства в России. Никого я не привлек, да и не хотел. Этим ведь только подведешь людей под тюрьму,- с горечью посетовал он.- Лет через двадцать, не раньше, масонство в России возродится и наберет силу. Жаль только жить в эту пору прекрасную - как сказал поэт - уж не придется....

На первых порах, он полагал, что главным должно стать нравственное совершенствование наших людей, подготовка их к восприятию демократии и либерализма, хотя перенесение этих "деликатесов человеческого общежития" на российскую почву он считал преждевременным и в настоящее время вредным.

- Один человек изначально не равен другому и с этим ничего не поделаешь,- говорил он.- А демократия с ее принципами ущемляет права более умных, талантливых, работоспособных в пользу тупиц, дураков, бездарей и бездельников, которых всегда больше. Россияне сначала должны отвыкнуть от хамства, стать гражданами, вжиться в гражданское самосознание, а уж тогда заводить речь о демократии и либерализме. Человек, считал он, должен жить скромно, без шума, в согласии со своей совестью, помогать жить другим людям. Что придет время, когда они возглавят Россию, и тогда ее людям станет жить комфортнее. Когда я спросила его, почему он мне раньше не открылся в своем масонстве, он сказал, что масоны предпочитают и всегда предпочитали молчание. У них такая традиция: они живут скромно и скромно творят благие дела. Да и что бы это изменило, если бы я знала?

- Бесчестие, ложь и коррупция, дорогая моя женушка,- вот основы, краеугольные камни Советской власти. Не далеко то время, когда люди узнают, что то, во что они свято верили - блеф, паутина, засохшие мухи и тараканы, а человек, которому они поклонялись и всячески превозносили, гроб которого на Красной площади стоит столько лет не преданным земле, лжец, демагог и преступник. Федор Михайлович Достоевский еще за сто лет до этого писал (Федор Анатольевич взял с полки книгу, нашел нужное место и прочитал): "Русскому человеку честь одно только лишнее бремя. Да и всегда было бременем, во всю его историю. Открытым "правом на бесчестье" его скорей всего увлечь можно". Он закрыл книгу и протянул ее мне. Называлась она "Бесы".

- Освобождением от чести и правом на бесчестие вовлекли Ленин и его последователи россиян в свой безумный эксперимент. Придет час, и человечество проклянет их, как нелюдей.

Он также показал мне необычный перстень и сказал, что если ко мне придет человек, покажет такой же и скажет, что он от… (он попросил никому не называть этого имени), то я могу ему полностью доверять. Если этому человеку потребуется помощь, и я буду в состоянии это сделать, то помочь ему и что я могу попросить у него любую помощь и содействие. Он также сказал, но что уже поручил меня попечению своих братьев.


©2006-2017  C'EST LA VIE  Маленьких человековавтор В.Ф.Косинский 
Запрещается полное или частичное копирование, перепечатка, воспроизведение любых материалов романа и сайта http://cestlavie.ru в любой форме. Все права защищены. All rights reserved.