C'EST LA VIE

(се-ля-ви)

МАЛЕНЬКИХ ЧЕЛОВЕКОВ

И даже достигая высот они остаются маленькими, а потому… "Не судите, и не
будете судимы; не осуждайте, и не будете осуждены; прощайте, и прощены будете;"
Евангелие от Луки, гл.6, ст.37

В.Ф.Косинский

(роман-ностальгия)
продолжение
II ПОСМЕРТНЫЕ ЗАПИСКИ МАРГАРИТЫ ФИЛИМОНОВНЫ, КОТОРЫЕ ОНА ДЕЛАЛА БЕССОННЫМИ НОЧАМИ

Нитка 10 ВСЕМУ ПРИХОДИТ КОНЕЦ

Memento mori

Смерть достаточно близка, чтобы
можно было не страшиться жизни.
Фридрих Ницше

Недавно, в выходной день я, пообедав, решила отдохнуть. Почитать или вздремнуть минуток сто. Но только я легла, как позвонили в дверь. Я никого не ждала, поэтому чертыхнулась и решила не открывать: "Позвонит и уйдет". Но ни тут то было. Звонок, немного помолчав, опять залился продолжительной трелью. Звонили так, как звонят при пожаре, до победного конца.

"Кого это нелегкая принесла?"- сокрушаюсь я. Вставать и идти открывать не хочется до смерти. Но звонок продолжал неистовствовать.

Выкладывая все мыслимые проклятья на голову незваного пришельца, я встаю. Однако прежде чем открывать, я в глазок рассматриваю, кто бы это мог быть, и вижу искаженное оптикой лицо соседки, женщины лет сорока. Она живет этажом выше, прямо надо мной. Там у них веселая семейка. Ночь-за-полночь, а у них гулянье, дым коромыслом.

Детей там пятеро или шестеро, но без папаши. Вернее будет сказать: их там много. Поживет какое-то время один, и глядишь, уже детеныша нянчат. Старший сын недавно из армии вернулся ладным парнем, а самая маленькая девочка еще не говорит.

Разговаривать мне с ней нет никакого желания, и я вопрошаю через закрытую дверь:

- Кто там еще?

- Откройте. Это я, ваша соседка сверху.

- Я сейчас занята, зайдите потом,- говорю я в надежде, что потом надобность отпадет.

- Мне сейчас нужно.

- Я же сказала вам, что сейчас занята,- отвечаю я и ухожу.

Но не успела я сделать и двух шагов, как звонок залился с новой силой. Делать нечего, открываю.

Дама под сильной "мухой", смотрит на меня мутными глазами и продолжает жать на кнопку звонка, хотя дверь перед ней уже открыта. На ней байковый халат в крупных маках, полинявший от многочисленных стирок, затасканные синие тренировочные штаны и истрепанные кеды.

- Ну и чего вам...?- не скрываю я своего раздражения.

- Д-добрый день,– говорит она заплетающимся языком и просит пятерочку до получки. Я отказываю. Просит ведь явно на бутылку, поэтому я ей отказываю.

Соседка с постным лицом уходит вниз по лестнице, искать более щедрых соседей, а я возвращаюсь на свой диван. Разбудил меня шум за окном, голоса и топот за дверью, на площадке. Выхожу на балкон и вижу внизу под моими окнами нескольких зевак и милицейскую машину. И все они смотрят куда-то вверх. Я смотрю туда же и вижу, что напротив моего кухонного окна висят знакомые тренировочные штаны, над которыми ветерок колышет полы халата в маках.

Поначалу я захотела возмутиться тем, что пьянь болотная свои лохмотья перед моим окном развесила, но когда присмотрелась, то мне сделалось дурно – перед окном моей кухни висела та самая женщина, которая приходила ко мне за пятеркой.

От такого я едва не лишилась чувств. Ну что мне стоило? Дала бы я ей ту пятерку, будь она неладна, не обеднела бы.

Однако семье, что жила надо мной, смерть матери, как это ни кощунственно звучит, пошла во благо. Пьяные оргии прекратились совсем. Зажили они тихо-мирно, приоделись, и выглядеть стали сытее. Не бывает худа без добра!

Я очень рано начала задумываться над проблемой жизни и смерти, и над тем, для чего человек рождается, и почему он умирает. Началось это у меня сразу же после гибели Вали, но с годами я поняла, что смерть – это не случайность, а предрешенность, заложенная в начале жизни. Приходит она только в известный ей одной момент. И все же я ее всегда боялась, боюсь ужасно и ничего не могу с этим поделать. Хотя, кажется, чего бояться: есть я – нет смерти, есть смерть – нет меня? Миллионы лет меня не было, и миллионы лет меня не будет. Бесконечность до, бесконечность после. Стоит ли сожалеть о той малости, которая затерялась между ними. Но ведь я – это я, и если не станет меня, то не станет и моего мира, и едва ли мир большой с моим исчезновением станет лучше. Для чего-то ведь я в него приходила, как и та несчастная женщина, которую отсутствие пяти рублей толкнуло на отчаянный поступок. Однако, при теперешнем моем состоянии, если бы я умерла так же спокойно, как в детстве засыпала после долгого летнего дня, погружаясь в глубокий сон без сновидений, то и ладненько бы. Поэтому: "Vive la mort!". Эх, если бы не эта проклятая родинка.

Написала и подумала: "Так ли это на самом деле?" Очень уж страшно все получается. Даже писать перестала, оставила пустое место, чтобы потом продолжить.

Так что же такое смерть и куда девается душа умершего? Может быть она - частица огромной мировой души, которая выделяется человеку в пользование на время жизни, а после смерти возвращается обратно? Но если наши души все от одного необъятного целого, то почему у людей такие разные души? Как понимать: "Единодушно осудили, одобрили, поддержали".

Выходит, что в мировой душе и добра и зла поровну. Но почему тогда почти всегда побеждает последнее? Может быть, каждому дается всего понемногу, а что получится, зависит от внешних воздействий, таких как воспитание, условия жизни, страх, которые подавляют одни составляющие души человека и усиливают другие. Одни одномоментно, другие на всю оставшуюся жизнь. И все же трудно поверить, что Гитлер, Ленин, Сталин, Пиночет или Мао, живи они и развивайся в иных условиях, могли бы стать Иисусом, Эразмом Ротердамским, Андреем Рублевым, Сергием Радонежским или Ганди. Нет, они стали бы такими же извергами, только мир о них никогда бы и не узнал. Злодеи и праведники - категория вечная. Они есть как среди известных и ставших знаменитыми, так и среди безвестных, которых знают только те, кто вынужден жить с ними рядом. А ведь я и о себе не могу сказать, кто я - злодейка и праведница. Скорее всего – ни то, ни сё. Так что, для ясности, замнем.

А может душа - это то, что принято называть интеллектом. Но тогда придется отказать в наличии души людям глупым и животным, не способным понять ценность своей жизни. Однако и животные боятся за свою жизнь, а значит и им она дорога. Да и в уме им тоже не откажешь, а уж на счет порядочности и преданности…

Рождение человека и его смерть сходятся очень близко даже у долгожителей. Умирая, человек замыкает кругооборот жизни, встречается с теми, кто еще не рожден и при этой встрече, возможно, что-то узнает о том, что было до него.

Лет до тридцати многие считают себя бессмертными, а если кто и умирает, так это считают случайностью. Но смерть всегда находится рядом с нами. Она притаилась в автомобиле, водитель которого влил в себя лишнюю рюмку, повздорил с женой, или его подруга предпочла ему другого. Она - в свисшей c карниза сосульке, в забытой на перилах балкона банке варенья, отслоившемся куске штукатурки, в каблуке, застрявшем в эскалаторе; в камне, брошенном глупым мальчишкой в окно электрички; в незаизолированном проводе и незакрытом канализационном люке; в психопате, которому не понравилось, как вы на него посмотрели или что у вас не нашлось для него сигареты, в подонке, которому вы чем-то не приглянулись. Наконец, в обычном шашлыке! Да в шашлыке: Молодой еще человек, секретарь партбюро нашего НИИ, после ленинского субботника зашел с приятелями в шашлычную. Выпили по маленькой, а, закусывая, он подавился куском мяса. Помочь ему не смогли.

А бывает, что она прошмыгнет рядом, и человек этого даже не заметит. Глыба льда упала с крыши на то место, где через секунду он должен был пройти, но только ледяная пыль запорошила ему пальто. А ведь если бы его не окликнул сосед или не перебежала дорогу кошка, и он не замешкался.… Автомобиль с пьяным шофером за рулем пронесся мимо и обдал вас грязью из лужи, банка с вареньем упала с балкона и обрызгала вашу новую юбку. Вы, конечно, станете сетовать на то, что придется идти в химчистку, тратить время и деньги, но не поспешите поставить свечку тому, кто вас оградил, спас вам жизнь. В суете жизни нам не до сантиментов.

На этом я решила прекращать свои записки. Полагаю, что мне нечего больше добавить. Перечитывать и исправлять то, что я написала, у меня тоже нет желания. Пусть остается, как есть. Я имела возможность убедиться, что с годами не стала ни умнее, ни благоразумнее. Тогда к чему продолжать метание бисера…

Мне кажется, что они, мои записки, похожи на плохой некролог, в котором пишут то, что покойный хотел бы услышать о себе. Читать же свой некролог не только не интересно, но и неприлично. Может быть, Игорь когда-нибудь прочитает и вспомнит…

Таким образом "…Шахразаду застигло утро, и она прекратила дозволенные речи". Так же и я поступлю. Аминь! … Завершая, я добавлю, что моя история чем-то типична для современных женщин, и если найдется хотя бы одна, которая пусть иногда не говорила бы себе, что она разнесчастнейшая из баб, тогда я ничего не поняла в этой жизни, которая для меня подходит к концу. Песок все сыплется и сыплется... Шуршит.

Может, все не так уж плохо. Зима - лето, зима – лето… и жизнь прошла. Что это было? Сны, сны... Сколько я их перевидала: хороших и плохих, добрых и страшных. Одни забывала, не проснувшись, другие записывала, обдумывала... А может быть и сейчас только сон, меня разбудит мама, и все станет на место... Как бы мне хотелось опять стать маленькой девочкой... Теперь мне все чаще снятся цветные, красивые, из детства. Как, оказывается, тогда было здорово. Все чаще мне снится пляшущая девочка.

…Еще совсем недавно такие густые мои волосы поредели и поседели, у меня появились мешки под глазами и морщины вокруг них. У меня появились парики. Без них я похожа на облезлую кошку… Но ТУДА я не спешу. Мне еще так многое надо сделать в ЭТОЙ жизни, и я молюсь, как умею:

- Боже праведный! Когда я буду стоять на пороге вечности, подари мне еще одну минуту! Только шестьдесят секунд! Чтобы я успела покаяться и … А девочка пусть пляшет…

Океан, состоящий из капель, велик.
Из пылинок слагается материк.
Твой приход и уход - не имеют значенья.
Просто муха в окно залетела на миг...
Омар Хаям

На этом записки Маргариты Филимоновны обрываются. Из тетради вырвано несколько листов.


©2006-2017  C'EST LA VIE  Маленьких человековавтор В.Ф.Косинский 
Запрещается полное или частичное копирование, перепечатка, воспроизведение любых материалов романа и сайта http://cestlavie.ru в любой форме. Все права защищены. All rights reserved.