C'EST LA VIE

(се-ля-ви)

МАЛЕНЬКИХ ЧЕЛОВЕКОВ

И даже достигая высот они остаются маленькими, а потому… "Не судите, и не
будете судимы; не осуждайте, и не будете осуждены; прощайте, и прощены будете;"
Евангелие от Луки, гл.6, ст.37

В.Ф.Косинский

(роман-ностальгия)
продолжение
III. А ЖИЗНЬ ПРОДОЛЖАЕТСЯ

Глава 1. ВОРОШИЛОВСКИЙ СТРЕЛОК

Чтобы служба не казалась медом

В армии, где Игорю пришлось отбарабанить три года, казарму он считал братской могилой, где, наломавшись за день на работе или промерзнув в нарядах, молодые здо­ровые мужчины многоголосо храпели в духоте и смраде потных тел и сохнущих портянок.

Служить он попал в роту охраны, служба в которой называется в просторечии "через день – на ремень". Сутки в наряде, часовым, отдохнул и опять. Не все такой режим выдерживали. Были у них случаи дезертирства, завершавшиеся дисбатом, самострелы, с тем же исходом, на его памяти было, когда солдат второго года службы, интеллигентный парень из Киева, на посту выпустил себе в живот полрожка из калашникова.

Полгода такой службы привели его к нервному истощению. Дошло даже до того, что он попал в госпиталь, где лечился почти месяц. Когда его уже готовили к отправке обратно в часть для дальнейшего прохождения службы, он познакомился со старослужащим сержантом, который тоже лечился. Узнав, что Игорь по специальности электрик, сержант предложил ему занять его место на электростанции, так как он сам готовился к дембелю.

Игорь с радостью согласился, и этого времени началась для него не жизнь, а малина. Ни тебе нарядов, ни тебе отбоев с подъемами, ни ежедневной чистки оружия, ни, чтобы помнили службу, строевой подготовки. Его обязанностью стало присматривать за агрегатами станции и при необходимости проводить их профилактическое обслуживание, чтобы они были готовы к эксплуатации.

Оборудование станции было трофейным, немецким, и находилось в отличном состоянии. Когда-то она снабжала электричеством гарнизон, но с тех пор как к ним подвели линию электропередачи, надобность в ней отпала. Однако командование, рассудив, что "запас карман не рвет", решило ее оставить в целости и сохранности, для чего к ней приставили старого, ни к чему не пригодного уже старшего лейтенанта и дали ему в помощь солдата срочной службы. Таким солдатом и стал Игорь.

Каждый месяц они для проверки запускали по одному агрегату, оглашая окрестности шумом работавшего дизеля. Поработав с час, агрегат глушили, чтобы через месяц запустить следующий. Всего их было три. Перед запуском, пару дней уходило на ревизию состояния оборудования. Вот и вся работа.

Старший лейтенант был из выслужившихся солдат, без специального образования. Семилетка – еще до войны, и как он говорил, "калидоры" ФЗУ. Сам он срочную "отмотал" еще перед войной, а когда она началась, то его сразу загребли. Закончил он воевать лейтенантом.

Все время как из Германии его вернули в Россию, он прослужил в одном и том же гарнизоне и даже в одной части. Менялись составы и командование, сменился даже род войск, только он оставался неизменным – живая реликвия. Женился он там же, на официантке офицерской столовой: подкладывала вкусные куски, тем и покорила.

Когда для Игоря подошел срок демобилизации, старший лейтенант принялся уговаривать его остаться на сверхсрочную, чтобы он смог дотянуть до пенсии. Соблазнял даже тем, что будет кормить его у себя дома и даже готов был отдавать часть своей зарплаты, а возможно и делиться своей женой. Но на последнее Игорю его разрешение не требовалось. Он это получал по мере надобности, не извещая начальника.

Для ухода за приборами, промывки контактов и прочих надобностей им каждый месяц выдавали литр спирта. Приборы и контакты обходились и без этого, а для спирта находилось более достойное применение. Лейтенант честно забирал себе половину, отдавая другую подчиненному.

На станции была комната, в которой Игорь устроил себе некоторый уют, предпочитая в казарму не ходить вообще. А поскольку работой он не был слишком обременен, то решил использовать такую возможность для подготовки к поступлению в институт.

Начал он с рвением, но неожиданно вмешалась дама, и все планы полетели к чертям. Он ее не искал, она сама его нашла, и все его планы пошли прахом. Шурши, ля фам.

Оказавшись после демобилизации на гражданке, Игорь очень скоро понял, какого он свалял дурака, не поступив в институт сразу после армии. Промыкавшись в поисках приличной работы, он был вынужден податься на завод в захолустном городе в Калужской области, куда его распределили после техникума. Там ему предложили ту же должность мастера по подъемно-транспортному оборудованию в литейном цехе, которую он занимал перед армией, и которая оказалась на тот момент свободной, ту же, что и до армии, зарплату и койку в том же общежитии.

И потекли беспросветные дни – работа, общага, водка, по выходным танцы в клубе, переделанном из церкви. Стало ясно, как дважды два, что, работая на заводе, его воротничок, даже если станет когда-нибудь белым, все равно будет грязным, и он засел за учебники, стал готовиться.

Сосед по комнате, выпускник Одесского политехнического, Ваня Пруткой, расхваливал свою alma mater и вольный город Одессу. Игорь хотя с ним и соглашался, но считал, что после одесского ВУЗа ему не миновать ваниной судьбы, места мастера на заводе. И пусть он потом дорастет до начальника участка, цеха, главного специалиста, а если повезет, то и директора, воротничок его никогда не будет абсолютно белым. Поэтому целью его стала Москва, куда он отправился, поступил, учился, а перед окончанием был направлен для прохождения дипломной практики в город Н, где встретил Маргариту.


©2006-2017  C'EST LA VIE  Маленьких человековавтор В.Ф.Косинский 
Запрещается полное или частичное копирование, перепечатка, воспроизведение любых материалов романа и сайта http://cestlavie.ru в любой форме. Все права защищены. All rights reserved.