C'EST LA VIE

(се-ля-ви)

МАЛЕНЬКИХ ЧЕЛОВЕКОВ

И даже достигая высот они остаются маленькими, а потому… "Не судите, и не
будете судимы; не осуждайте, и не будете осуждены; прощайте, и прощены будете;"
Евангелие от Луки, гл.6, ст.37

В.Ф.Косинский

(роман-ностальгия)
продолжение
III. А ЖИЗНЬ ПРОДОЛЖАЕТСЯ

Глава 3 ДИРЕКТОР ШКОЛЫ

Кому и зачем это нужно

Натали кончила свой грустный и путаный рассказ, откинулась на спинку стула, вдавила недокуренную папиросу в полное окурков блюдце и потянулась за новой, но пачка "беломора" тоже опустела. Часы на буфете показывали половину пятого. Как бы там ни было, а уходить было еще рано – метро не ходит, такси тоже не поймать.

Она подошла к окну и открыла обе его створки. Было пасмурно и мрачно, и шел сильный дождь. Табачный дым слоями потянулся в окно, уступая место сырой прохладе улицы.

Вдохнув полной грудью, она вдруг буднично спросила его:

- Дело, конечно, прошлое... Но сознайтесь, на кого вы тогда глаз положили? На Марго или на меня?

Прозвучало это у нее так неожиданно кокетливо, что Петр Андреевич даже растерялся. Очень уж не ко времени был задан вопрос. Он полагал, что в ее возрасте не следует быть такой ретивой и откровенной в подобных делах.

- Маргарите вы очень нравились. Мне тоже. А я вам?- продолжила она, с вопрошающей и лукавой улыбкой глядя ему прямо в глаза.

Петр Андреевич недоуменно пожал плечами, почувствовав в ее словах намек на далеко идущие обстоятельства, но осторожно уклонился от прямого ответа.

- Как прикажете понимать вас?

- Вы и тогда, к сожалению, не были орлом. Не были… А помните, как мы ездили в храм любви,- сменила она тему.

- Конечно, помню. Незабываемо. Только называется, он, на сколько я помню, храмом Бога Солнца или какой-то пагодой. У меня где-то лежат фотографии из той поездки и кое-какие записи о самом храме, и в Дели я купил книгу на-английском с описанием храма и с репродукциями.

- Вот бы посмотреть. У меня ничего не осталось. А помните, как пацаны зазывали: "Мистер, мистер – один мистер два мадам. Дай рупию! И тут же: Мадам, мадам – два мистер один мадам. Дай рупию!

- Как давно это было. Какие мы были тогда молодые. Сколько же лет минуло? Двадцать? Пожалуй, больше.

- Двадцать три,- уточнила Натали.

- Прощайте. Мы никогда больше не увидимся, - сказал он, подходя к выходной двери.– Не поминайте лихом, как говорится.

Он подумал, что его задержка будет неуместной, и решил уходить, рассчитывая все же, что ему повезет поймать такси.

- Прощайте. Я, правда, думала, что...,- она томно вздохнула.

Петр Андреевич остановился. Он вдруг увидел в стоявшей перед ним женщине прежнюю Натали - та же улыбка, тот же дерзкий взгляд показной скромницы, даже волосы как-будто порыжели и стали длиннее, и она опять стала для него красивой и желанной.

- Разъедемся, и точка,- говорила она, продолжая глядеть ему прямо в глаза, - Не так ли?

- А может, поставим многоточие,- неожиданно для себя ответил Петр Андреевич и протянул ей свою визитку.- Позвоните, если сочтете возможным.

- Зачем откладывать. Надеюсь, вы имели возможность убедиться, что "любовь - не вздохи на скамейке и не прогулки при луне”. Дед спит и ничего не услышит. Другого случая не представится. А на улице все равно идет дождь, и метро еще не закрыто... Вы ведь тогда меня хотели. Были влюблены в Маргариту, а хотели меня. Я это чувствовала, и тоже хотела.

Сказав так, Натали взяла Петра Андреевича за руку, и он послушно пошел за ней по темному коридору в глубь квартиры.

Когда он спустя час опять стоял у выходной двери, Наталья Алексеевна, подумав, попросила его подождать еще на минуту, ушла, возвратилась с тем же злосчастным пакетом и сказала, протягивая его ему:

- Слушай сюда! Возьми это себе. Зачем оставлять этому старому мудаку? И все же правду она о нем написала. Чует мое сердце... правду.

- А я не верю. Пусть так и останется.

Петр Андреевич аккуратно прикрыл за собой гулкую металлическую дверь подъезда, оказался на улице. "Да! Дела, однако. А деловая женщина. Профессионалка, само совершенство. Если бы только не запах несвежей косметики, пота и табачного перегара. Но в походных условиях можно стерпеть. Привет Максиму."

Несмотря на то, что утро уже наступило, улица была пустынна, и шел сильный дождь. Зонта у него с собой не оказалось, а до метро было с полкилометра, вполне достаточно, чтобы промокнуть до нитки. Ни такси, ни другого транспорта вблизи он не увидел. Пришлось идти пешком.

Домой Петр Андреевич добрался без приключений.

Метро работало как обычно, только без обычной для такого времени толкотни, троллейбусы тоже шли полупустыми. На его окраине вообще все было как всегда.

Отдохнув после ночного бдения, и приняв меры от простуды, он решил освежить свои воспоминания: достал из стенного шкафа старый, потертый чемодан, тот самый, с которым он ездил в Индию и, порывшись в пожелтевших бумагах, нашел, черный пакет с фотографиями, о существовании которых забыл и несколько исписанных его рукой листков. Среди фотографий были и те, на которые он снял Маргариту и Натали, молодых, красивых, жизнерадостных. А ведь они, правда, были тогда красавицами. Он снял их у тех самых скульптур, где "один мистер два мадам" и наоборот, вместе с пацаном, который зарабатывал у них рупию.

Проявлял пленку и печатал снимки он уже в Москве, в ателье. Принес, посмотрел и забыл на годы. На пожелтевшем листке, вложенном в тот же конверт, его рукой было написано: "Храм Солнца ("Sun Temple") находится в городе Конарк, штат Орисса. Построен в 13 веке из черного и темно-серого гранита ("Черная пагода"). Имеет вид колесницы бога Солнца, с двадцатью четырьмя колесами, запряженной семью лошадями".

Проводив гостя, Наталья Алексеевна посмотрела на себя в зеркало, подмигнула, потом укоризненно покачала головой, состроила рожу, и сказала:

- Как я его, однако... Сбылась мечта идиотки… Сам он ни за что бы не решился… Не… не орел, но...

Сказав так, она пошла в кухню, там опустилась на жалобно скрипнувший табурет и, закрыв ладонями лицо, заплакала скупыми слезами стареющей женщины, счастливое время которой уже прошло. Всплакнув, она успокоилась и заснула, опустив голову на стол. Так и застал ее Филимон. Ему захотелось пить.

Встрепенувшись при его появлении, она захотела пойти умыться и потом приготовить чай. Однако он остановил ее и принялся разглядывать. Она похолодела при мысли: "Неужели он слышал, как мы… и все понял". Потом он надел очки (они у него лежали в каждой комнате, в ванной комнате, прихожей и даже уборной – чтобы не искать, если понадобятся), еще раз посмотрел на нее и сказал:

- А так даже лучше.

Натали поняла, что предстала перед ним без парика, но ей уже было все равно. Напоив старика чаем, и напившись сама, она принялась собираться восвояси.

Ближайший поезд в Н уходил в полдень.


©2006-2017  C'EST LA VIE  Маленьких человековавтор В.Ф.Косинский 
Запрещается полное или частичное копирование, перепечатка, воспроизведение любых материалов романа и сайта http://cestlavie.ru в любой форме. Все права защищены. All rights reserved.