C'EST LA VIE

(се-ля-ви)

МАЛЕНЬКИХ ЧЕЛОВЕКОВ

И даже достигая высот они остаются маленькими, а потому… "Не судите, и не
будете судимы; не осуждайте, и не будете осуждены; прощайте, и прощены будете;"
Евангелие от Луки, гл.6, ст.37

В.Ф.Косинский

(роман-ностальгия)
продолжение
I ПЕТР АНДРЕЕВИЧ И ДРУГИЕ

Тамара

Через два года после возвращения из Индии Петр Андреевич женился. В жены он взял симпатичную северянку из Архангельска.

Познакомился он со своей будущей женой случайно и при весьма любопытных обстоятельствах. Находясь в командировке в ее родном городе, он в один из свободных вечеров шел по главной улице среди спешащего с работы трудового люда, как вдруг к нему обратилась миловидная девушка.

- Товарищ, вы не могли бы сказать им там,- она кивком указала на гастроном, рядом с которым они находились,- Что вы мой муж?

Петр Андреевич удивленно посмотрел в небесно голубые глаза незнакомки и недоуменно пожал плечами, не понимая, шутит она или не в своем уме. Однако все объяснилось довольно просто. В гастрономе "выбросили" колбасу, но “давали” только по триста граммов в одни руки, а ей еще нужно было купить для соседки, которая была старенькой и не выходила на улицу.

Они зашли в магазин, где он был предъявлен продавцу в качестве мужа, и получили шестьсот граммов "докторской" серого цвета. Свершив столь наглый обман государства, они по гулким деревянным тротуарам, не чувствуя ни малейшего угрызения совести, дошли до деревянного дома барачного типа, в котором жила девушка.

Петр Андреевич, которому делать было нечего, предложил еще немного погулять и показать ему город. Но оказалось, что у девушки были на тот час неотложные дела, поэтому она попросила отложить прогулку на следующий день.

Договорились они встретиться у того же гастронома.

Только вернувшись в гостиницу, Петр Андреевич вспомнил, что он даже не знает имени девушки, и подумал, что она просто на просто таким способом отшила навязчивого ухажера. “Но ведь я и он не представился. Инициатива то должна была исходить от меня. Проклятая стеснительность. Как только дело доходит до женщин, так обо всем забываю”,- посетовал он, и решил на встречу пойти. Уж очень она ему приглянулась и внешностью, и северным говором.

- Растяпа ты, брат, одно слово – растяпа,- сказал он себе и стал дожидаться прихода следующего дня. А чтобы время шло быстрее, отправился в кино.

Поскольку его командировка закончилась, то на свидание он явился с дорожной сумкой на ремне. Беспокоился он напрасно. Девушка его уже ждала. Он посмотрел на часы: не опоздал ли. Вроде бы нет, даже на четверть часа раньше пришел. Оказалось, что вечером она убывала в командировку, и поэтому освободилась немного раньше, а домой идти смысла уже не имело.

- А вы почему с сумкой?- спросила она.- Тоже куда-то собрались?

- Вы в командировку, а у меня она закончилась. Возвращаюсь в Москву. С гостиницей рассчитался, а багаж то у меня невелик, вот и ношу с собой.

- Жаль. Очень жаль. А я хотела предложить вам поехать со мной на Соловки, на один день. Послезавтра утром вернулись бы. Я экскурсовод. Договорилась включить вас в мою группу. Без места, правда, но зато бесплатно. Мне полагается отдельная каюта. Как-нибудь бы устроились.

- Но мы ведь даже не знакомы. Как же вам удалось?

- Не проблема. Список группы у меня от руки написан. Сама писала. Вот и вписала бы вас.

- Даже так. А меня зовут Петром.

- Очень приятно. А можно Петя?- спросила она.- А я Тамара. Так как на счет Соловков? Не пожалеете.

- Мне завтра нужно быть на работе.

- Очень жаль,- повторила она явно расстроенная.- А давайте я вам больничный устрою. На три дня.

- Больничный? Звучит заманчиво.

- Вот и чудненько. Прямо сейчас зайдем в поликлинику к знакомому врачу. Она моя соседка. Я сейчас ей позвоню. У вас найдется монетка?... Здесь недалеко. Можно дойти.

- На три дня,- продолжал Петр Андреевич с сомнением.- Три дня – это ведь легкая простуда. Не повод для того, чтобы не лететь в Москву. Для такого дела нужен клинический случай, инфаркт или аппендицит, в крайнем случае, ногу сломать.

- Типун вам, извините, на язык. Постучите быстренько по дереву.

Петр Андреевич постучал пальцем по лбу, а Тамара продолжала:

- Видимо не судьба. Мой теплоход отходит в девять вечера вон оттуда,- она показала в сторону реки, откуда студеный ветер нес снежную крупу.- Но до семи время наше. Куда мы сейчас направимся?

- Куда скажете. Мой самолет раньше вашего теплохода.… Но два часа у нас есть.

Они прошлись по городу. Но прогулка была не в радость: без перчаток и в легкой японской курточке, он мерз. Поэтому, когда они оказались рядом с кафе, он предложил зайти и посидеть там.

Как ни странно, но им подали мороженное, шампанское и даже шоколад. Они устроили “кутеж” и так увлеклись, что едва не пропустили время, когда ему нужно было отправляться в аэропорт. Спохватились они, когда до отлета самолета оставалось немногим более часа. Попрощались у такси и в так ой спешке, что ни о чем не договорились.

Всю ночь он проворочался без сна, думая о Тамаре, а утром, собираясь на работу, заключил, что эта девушка ему нужна, просто необходима.

В тот день работа в голову не шла. "Так и на неприятности нарваться не долго",- подумал он, не зная, как ему быть в сложившейся ситуации. А положение было, глупее не придумать: ни адреса, ни фамилии, только имя. Даже письмо не пошлешь. Если только, как Ванька Жуков послал на деревню дедушке. Это ж надо было так опростоволоситься.

Оглядываясь назад, можно сказать, что отсутствие на тот момент у него адреса Тамары было даже к лучшему. Имей он адрес, завязалась бы переписка. А письма он писать не любил, да и толком не умел. Все бы могло этим и закончиться, выйти в слова, в свисток.

Решение пришло неожиданно.

В середине следующего дня, дело было в пятницу, он отпросился у начальника для какого-то неотложного дела, позвонил домой, предупредить, чтобы не ждали и не беспокоились, поскольку на выходные он уезжает к друзьям на дачу, отправился в аэропорт и первым же рейсом улетел в Архангельск.

Адреса девушки он не знал, но до дома то он ее провожал, и от ее дома до гостиницы тоже добирался пешком. Значит найдет. А еще он знал, что ее зовут Тамарой.

Но все получилось, как в сказке. Они встретились на подходе к ее дому. Она даже подумала, что он никуда не улетал, а просто кружит ей голову.

Он же, не вдаваясь в рассуждения и экивоки, прямо сходу предложил ей стать его женой, чем не только, но и озадачил. Он и сам не ожидал от себя такой прыти.

- Но ты же совсем меня не знаешь, и я тебя тоже,- только и проговорила она. До этого они были на ВЫ.

- Узнаем,- ответил Петр Андреевич.- У нас для этого вся жизнь будет.

- А что б ты делал, если бы не встретил меня. В гостиницу бы тебя не поселили. У них всегда один ответ: "мест нет" даже тогда, когда гостиница наполовину пуста.

- Так бы и бродил вокруг твоего дома, или отправился по дому искать Тамару. Квартир то в нем не очень много, и жильцов тоже.

- Меня здесь все знают. Я здесь живу от рождения.

Не ответив ни да, ни нет на его предложение руки и сердца, Тамара все же предложила повременить. И это прозвучало как намек на согласие.

- Через месяц я приеду в Москву. У меня отпуск как раз намечается. Пусть твои мама с папой на меня посмотрят. А вдруг я им не понравлюсь. И за это время и ты сможешь обдумать.

- Уверен, ты им понравишься. А я уже определился.

- А у меня никого нет. Я дитя войны,- продолжала девушка.- Отец пропал без вести. Немцы пароход потопили. Он, без вести пропавший, наверно, где-то "шпионит" против нашего социалистического отечества, а я здесь из-за этого паршивой колбасы не могу купить,- грустно пошутила девушка.

- Но если бы здесь было завались этой, как ты ее назвала, паршивой колбасы, ты бы ко мне ни за что не обратилась, и мы бы с тобой не встретились,- увел он девушку от грустных мыслей.

- И то верно. Тогда - да здравствует дефицит, Его Величество! А мама,- продолжила она, помолчав,- мама – на заготовке дров простудилась и тоже недолго протянула... Жила я с тетей до четырнадцати лет. А потом и ее не стало. С тех пор я одна.… И все время в том доме.

Поженились они, к великой радости мамы Петра Андреевича, не чаявшей уже дождаться внуков, через три месяца. Невестка пришлась свекрови по душе. Сдружились они на почве обожания их Петеньки на всю оставшуюся жизнь. Кто бы мог подумать, что столь странно начавшееся знакомство будет иметь столь долгое и счастливое продолжение.

Тамара стала доброй и ласковой женой. Занималась домом, вкусно готовила, родила дочь, а когда дос­таток позволил ей не работать, оставила опостылевшую работу и полностью посвя­тила себя дому. В Архангельске они больше не были. Ей не к кому, а ему и не к чему.


©2006-2017  C'EST LA VIE  Маленьких человековавтор В.Ф.Косинский 
Запрещается полное или частичное копирование, перепечатка, воспроизведение любых материалов романа и сайта http://cestlavie.ru в любой форме. Все права защищены. All rights reserved.