C'EST LA VIE

(се-ля-ви)

МАЛЕНЬКИХ ЧЕЛОВЕКОВ

И даже достигая высот они остаются маленькими, а потому… "Не судите, и не
будете судимы; не осуждайте, и не будете осуждены; прощайте, и прощены будете;"
Евангелие от Луки, гл.6, ст.37

В.Ф.Косинский

(роман-ностальгия)
продолжение
II ПОСМЕРТНЫЕ ЗАПИСКИ МАРГАРИТЫ ФИЛИМОНОВНЫ, КОТОРЫЕ ОНА ДЕЛАЛА БЕССОННЫМИ НОЧАМИ

Нитка 2. ЖИЛА-БЫЛА ДЕВОЧКА

Нюся – вдова летчика

- Вот ты оказывается, какая у нас, наша королева Марго, ваше величество. Ну-ка покажись. Царственная особа, ничего не скажешь,- услыхала я, как только мы с мамой вошли в наше новое жилье. Эти слова донеслись ко мне из облака дыма, идущего от "козьей ножки", которую курила незнакомая мне женщина.

- И никакая я ни королева, и никакая ни Марго, и никакая я вообще, и не надо обзываться. Я Маргарита и все,- выпалила я в ответ и с независимым видом принялась осматривать наше новое жилье - непривычно для меня просторную комнату. Из чего видно, что в детстве я королевских амбиций не имела.

По пути из детсада она сказала мне, что перебралась на новое место жительства, но не сказала, что там еще кто-то будет. А незнакомка продолжала:

- Давай, дорогая, знакомиться, так как жить мы здесь будем вместе. Для начала послушай стишок, из которого я помню только это:

А Катя им сказала:
Давайте-ка дружить.
Я в домике останусь,
И вместе будем жить.

Хотя я и не Катя, а Нюся, но он подходит к нашему случаю. Ты согласна?- сказала она и протянула мне руку для знакомства.

Я же вместо согласия озадачила ее вопросом:

- А что такое кадружить?

Она же оставила мой вопрос без ответа и предложила:

- А чтобы знакомство закрепить, давайте устроим новоселье. Я тут кое-что припасла. Прошу!

- А что такое новоселье?- не могла угомониться я, пополняя свой словарный запас

- А это вот что! Оп ля, гоп!- сказав, она с видом фокусника сдернула накрывавший стол кусок марли, под которой оказалось несколько картофелин в мундире, миска с солеными огурцами, селедка и по полбуханки черного и белого хлеба.

При виде такого богатства у меня потекли слюнки, которые отбили у меня желание задавать вопросы, и я тут же протянула руку для знакомства. Не смотря на то, что она была достаточно крупной женщиной, рядом с которой я выглядела жалким мышонком, я с того момента называла просто Нюсей, без всяких там тетей. Мама попыталась поставить меня на место, но Нюся ее остановила, сказав, что так лучше.

И пошел у нас пир на весь мир. В запасе у Нюси оказалась еще банка сгущенки, с которой мы пили чай. А после трапезы, во время которой я наелась до состояния, что больше не хотелось, по ходу которой они еще и выпили по чуть-чуть, моя новая знакомая взяла гитару, что-то на ней покрутила и запела грустное, кажется русские романсы. Ее голос, хрипловатый, будто надтреснутый, зазвучал при этом мягко и задушевно.

Несмотря на то, что я не любила, когда в комнате курят, однако за это пение, да еще на сытый желудок, я ее не то, что зауважала, а полюбила всей душой. Я слушала, млела и даже пыталась подпевать, беззвучно шевеля губами.

Так состоялось наше знакомство.

Нюся была женщина крупная, больше мамы, пепельного цвета волосы стригла коротко, почти как мужчина. На ее худом скуластом лице, время от времени, независимо от того, что она говорила или пела, появлялась гримаса боли и страдания, будто ей прищемили дверью палец.

Ее муж-летчик погиб в первые дни войны, а пятилетняя дочь Анюта потерялась, когда разбомбили поезд, в котором они ехали в эвакуацию. Все время, пока мы жили вместе, Нюся куда-то посылала письма, пытаясь отыскать хотя бы ее след, а, получив отрицательный ответ, мертвецки напивалась. Придя домой "веселая", она брала гитару и, уставившись в одну точку, пела одну и ту же песню:

По деревне ходила со стадой овец
Деревенская Катя пастушка,
И понравился ей укротитель зверей
Чернобровый красивый Андрюшка.

Она так и пела стадой и иногда вместо Кати вставляла Нюсю. Песня была длинная и заунывная. Я не помню ее слов, кроме этого куплета, но смысл ее был в том, что девушка полюбила этого непутевого Андрюшку, а который соблазнил ее и куда-то сбежал. В должное время соблазненная пастушка родила ребенка, начала с горя пить, а малыш "к несчастью, скончался". После смерти ребенка она пустилась в загул и в одном из "шантанов" встретила своего соблазнителя и убила его, исполнив перед этим для него целый куплет.

Нюся пела, строила гримасы и плакала, а, закончив, начинала рыдать, а я с мамой принимались ее успокаивать, говоря, что ее Анюта жива и скоро отыщется.

- Все уже было, все было и больше не будет никогда,- говорила она, успокаивалась, ложилась лицом к стене и засыпала тревожным сном.

Ко мне она относилась с нежностью и всегда приносила гостинцы – когда кусок сахару, когда краюшку хлеба, а когда и кусочек шоколада. Бывая "навеселе", она называла меня именем своей пропавшей дочери.

Работала Нюся в госпитале медсестрой и помогла перейти туда моей маме. Поскольку мама не имела никакого отношения к медицине, то ей нашлось место на раздаче питания раненым.

Наше совместное проживание длилось не долго, всего два или три месяца. Она добровольно убыла на фронт, а мы в конце того же месяца мы в очередной раз поменяли жилье, так как платить за большую комнату нам было нечем. А поскольку ничего особенного за это время не произошло, то я о Нюсе очень скоро забыла. Вспомнила о ней я только тогда, когда, будучи уже взрослой случайно обнаружила на антресолях пачку старых писем.

Я подумала, что они остались от тех, кто жил в нашей квартире до нас, поскольку, когда мы туда въехали, то там кроме старой мебели, была кучу всякого хлама. Проведя после въезда в квартиру долгую и изнурительную борьбу с клопами и тараканами, которые водились в изобилии и, сделав некоторый ремонт - поклеили свежие обои, отмыли со щеткой и мылом, а затем покрасили пол, двери и оконные рамы, мы кое-что из оставленного ими приспособили для себя. А поскольку на более капитальную перестройку нас не хватило, то некоторые оставшиеся от прежних жильцов вещицы еще долго обнаруживались в укромных местах, и я не удивлюсь, если что-нибудь, особенно если пошарить по антресолям и прочим сусекам, можно найти и сейчас, через несколько десятков лет.

Я уже собралась выбросить их вместе с пачкой старых газет, на которой они лежали. Удержало меня от этого лежавшее сверху сложенное треугольником письмо военного времени, и то только потому, что было это накануне какого-то юбилея начала или конца войны, когда вспоминали ветеранов и прочих, кто "никто не забыт", чтобы, когда кончится компания, опять надолго забыть. Признаюсь, что я, просмотрев пару писем, поняла от кого они, не проявила к ним никакого интереса. Я положила их на прежнее место, где они благополучно пролежали еще добрый десяток лет. Однако в последнее мое посещение Н я вдруг о них вспомнила, нашла на прежнем месте и на это раз забрала.

Когда в своих записках я дошла до этого места, то для освежения памяти решила в них разобраться. Я внимательно их прочитала, что было несложно, поскольку почерк у Нюси был четкий и крупный, и даже сделала выписки, которые привожу.
(В этом месте в тетрадь вклеено несколько листов.)

"…Дела мои обстоят нормально. Работы только много, больше, чем было у нас. Езжу я в санитарном поезде, иногда приходится оперировать прямо на ходу. Один раз под бомбежку попали. Жутко было. Никуда ведь не убежишь, не спрячешься, не бросишь лежачих раненых.

И все бы ничего, если бы каждый из персонала, на ком штаны и кое-что в них, не считал делом чести, доблести и геройства потискать в укромном углу сестричку милосердия, а если получится, то и "завалить" ее, то есть меня.

Чтобы защититься от такой напасти, я решила сама "завалить" на себя самого начальника, и не ошиблась. Как только у меня получилось, моя жизнь стала легче. Теперь, как только узнают, что я - краля Степина (он Степин и зовут его Степаном Степановичем), так сразу переносят свой пыл на другие объекты. Один не понял и сразу же, по моей рекомендации, получил перевод в санбат, а это значительно ближе к тем местам, где стреляют. Так-что теперь я не просто Нюся-поди-сюда-поди-прочь, а ППЖ самого начальника госпиталя.

"…Наш поезд несколько недель стоим на каком-то разъезде недалеко от Львова. Впереди грохочет, а работу подвозят и подвозят, а по ночам все озаряет пламя. Мой начальник и поклонник одновременно говорит, что это горят газовые или нефтяные разработки. Жутковато смотрится даже издалека.

…Несколько недель стоим в Львове…. Вчера я шла по улице, вдруг вижу, как мне на встречу, прямо по булыжной мостовой под уклон прямо на меня несется полный людей трамвай. Я успела отбежать, а он пронесся мимо и врезался в угол дома. И опять все как на войне: испуганные, покалеченные, погибшие.

…Мы в Венгрии, в городе Дебрецене. Война для нас кончилась. Наш госпиталь перебрался в красивое старинное здание, но работы по-прежнему много. У нас лечатся офицеры, в основном молоденькие лейтенаны. Почти все они калеки и инвалиды."

В мирное время ее письма стали длиннее, многословнее и спокойнее. Она описывала города, и похожие на города села, с садами, хорошими дорогами и виноградниками.

"Привет из Берегова. Можешь меня поздравить – мы со Степиным узаконили свои отношения. Теперь я не Алехина Нюся, а Степина Анна Давидовна. Это не хухры-мухры.

Его семья погибла в Москве во время бомбежки. Признаюсь, я не могла решиться даже намекнуть ему об этом. Боялась услышать: "Гуляй, подруга дорогая, по холодку и не отсвечивай. Война то кончилась." А он, оказалось, боялся того же самого. Так что теперь я уже не полевая-походная, а вполне законная. …Я все еще продолжаю слать в разные адреса запросы о моей Анюте, и все без толку. …Из армии меня демобилизовали, о чем я ничуть не жалею.

…Наш Берегов - маленький уютный город. Он почти не пострадал от войны. Мы получили для жилья часть дома сбежавшего местного фашиста и зажили, по-людски. У нас большая светлая комната, в которой нам сделали ремонт, кухня и подсобные посещения, а также сад и огород, где мы посадили картошку и всякие овощи. В саду есть яблони, груши, сливы и абрикосы, а в конце его протекает речка, берега которой выложены камнем и к воде ведут ступеньки. Можно купаться и просто посидеть и подумать."

И вдруг, совсем коротенькое письмецо, на обороте телеграфного бланка: "Писем от меня пока не жди. Переезжаем на новое место, куда-то далеко, пока не знаем куда. Когда приеду – напишу подробно."

Зато следующее письмо было на нескольких листах и начиналось словами "привет с Урупа". Это место не имеет никакого отношения к Урюпинску. Это остров, о существовании которого я, надеюсь, что и ты, слыхом не слыхивала. Я тоже. Находится он между Охотским морем и Тихим океаном – вот в какую тьмутаракань меня черти занесли. Можешь найти на карте, если захочешь. Но по порядку:

…Приехали в Москву, где мужу дали назначение, где служить дальше. …Он показал место, на котором до войны стоял его дом. Там теперь скверик с кустами и скамейками. Играют детишки, дремлют старухи, да пьяные алкаши, в основном калеки в заношенном военном обмундировании, звенят орденами и медалями.

Пока выйдет решение, куда нас послать, мы жили в гостинице ЦДКА. Очень удобно и почти в центре. Пока муж занимался своими делами, я бродила по окрестностям. Представь себе, видела, как по Москве вели слона, как в басне у Крылова, и верблюда.

…В Москве мы пробыли почти месяц. Ходили в театры и музеи. Я несколько дней каталась на метро и смотрела. Красота. Опера и балет мне не понравились. Мне на них приходилось бороться со сном, но я крепилась, поскольку муж их обожает и готов ходить по несколько раз. А вот Большой театр и внутри и снаружи мне очень понравился. …То ли дело оперетта. Особенно мне пришлись по душе "Холопка" и "Свадьба в Малиновке".

…Отъезжая из Москвы, мы не знали, места, куда то нас посылают, знали только что куда-то в Приморский край.

…Время в поезде до Владивостока лучше не вспоминать. Как вспомню, так вздрогну. Только представь себе две недели в полностью полном плацкартном вагоне. Дети часто ехали без мест. Шум, гам, та-ра-рам, а через несколько дней еще и вонь…. В туалете только холодная вода. Горячая – у проводника только для чая. Муж два раза приносил на остановках по ведру кипятка, и мы мылись, поливая из кружки. Но большинство нашему примеру не последовали. …Когда проезжали мимо Байкала, то окна и двери вагона приходилось плотно закрывать, поскольку при проезде по тоннелям, а их там больше полусотни, вагон заполнялся дымом от паровоза. Он, конечно, проникал, но не так, но еще добавилась вонь от омуля с душком. Газовая камера.

…На станции Зима в середине июня было холодно, даже иней на деревьях.

…Направили нас на остров, который мы отняли у японцев. Это Курильские острова. Посмотри на карте и тогда все поймешь. …В один из первых дней июля мы погрузились в трюм парохода "Балхаш". Это была большая железная коробка, приспособленная под перевозку людей. Везли нас в трюме, который называли твиндеком, на нарах в три яруса – только доски. …Спали мы по-солдатски, на шинелях…. В умывальниках была холодная морская вода, в которой мыло не мылится.

"…в проливе Лаперуза был сильный туман. Мы с мужем отправились на нос корабля. Белесые всполохи в тумане и ревел как корова. Он сказал, что это маяк подает сигналы.

…В Охотском море, погода прояснилась, но, несмотря на яркое солнце, стало холодно. …Мы то хоть могли спрятаться в трюме. В духоте, не холодно. А ссыльных, по говору из Западной Украины, везли прямо на палубе. Над сидевшей среди узлов с пожитками старухой все потешались, поскольку она пуще всего берегла большой камень для засолки капусты. Знала бы она, что земля, на которой она будет доживать свой век, сплошь из таких камней.

…Море было гладким как зеркало, но корабль качала "мертвая зыбь". Волны совсем не видны, но состояние противней, чем от самой сильной качки... Мы с мужем спасались от нее маринованными огурцами и спиртом. И тем и другим он предусмотрительно запасся во Владивостоке. Он у меня вообще очень предусмотрительный. …Курить я бросила давно.

…К нашему кораблю подплывал китобойный кораблик из флотилии "Слава", а к нему была привязан убитый кит. Вот это громадина! Сколько мяса сразу!

…К берегу острова наш корабль не подходил. Он остановился примерно в полукилометре от берега, а груз и людей свозили на берег небольшими баржами, которые называются кунгасами. Груз в них спускали пароходным краном, а люди спускались по трапу. Сложнее всего было с коровами, которые не хотели спускаться по трапу. Их поместили в сетки – такие большие авоськи, и спустили краном, при этом бедные животные жалобно мычали.

…Мой муж прибыл на должность начальника госпиталя. …Мне тоже пришлось пойти работать. …Как-то не подумали, что война кончилась, и у офицеров будут жены и дети, которые тоже болеют, а женщины еще и беременеют. Пришлось срочно создавать женско-детское отделение, а я в нем стала пока за начальника. Коровы, которых привезли вместе с нами, оказались очень даже кстати. Теперь семьям, где есть дети до семи лет, каждый день выдают по пол-литра молока на детский нос. А одна из прибывших коров оказалась на сносях и родила телочку.

…Наш приезд совпал с началом массового заболевания цингой. Дело все в питании, а там, в основном, были только консервы, каши и макароны, да сушеные картошка и лук.

Когда мы прибыли, больных и здоровых заставляли пить для профилактики отвар из кедровника. Противная на вкус гадость, а главное – совершенно бесполезная. …Мой муж знал этот недуг не понаслышке. На фронте он тоже случался. Срочно нужен был витамин Ц. А где его взять. Только ждать, пока привезет очередной корабль, да и то если привезет. А люди то болеют. …Средство для излечения нашли сами больные. Гуляя по окрестностям, они ели всякую зелень и случайно наткнулись на черемшу и щавель и сразу, на удивление персонала, пошли на поправку. Как оказалось, на острове имеется также шиповник и кисличник, которые тоже помогают от цинги.

…У нас здесь имеется песчаный пляж, но даже когда очень жарко, температура воды в море не выше пяти градусов. Так что приходится сидеть на берегу и смотреть на волны. А они в шторм бывают очень большими. Воздух чистый и пахнет морем и водорослями. Только самые отчаянные решаются войти в воду, но я в их число не вхожу. А море шумит то тише то громче, но постоянно. В шторм он превращается грохот. Мы к нему привыкли и не замечаем. Если бы среди ночи его вдруг не стало, то я бы обязательно проснулась в тревоге. А еще у нас часто бывают небольшие землетрясения. Трясет нас помаленьку почти каждый день, порой и по несколько раз.

…Оказывается, что мой муж любит рисовать, и у него не плохо получается. В основном он рисует море, меня и нашего пса, по имени Амур, который достался к нам от нашего предшественника. Пока тот передавал мужу дела, пес ходил за ними, как привязанный. Когда кунгас, на котором он с женой отплывал, чтобы сесть на “Балхаше”, возвращавшийся после захода в другие места во Владивосток, отошел от берега, пес прыгнул в воду и поплыл следом за ним. Его фигурка скрылась в волнах, и мы не надеялись его больше увидеть. …Но он спасся и пришел к нам спустя несколько дней. Однако, живя с нами, сохранял независимость и нейтралитет, оставаясь верным прежним хозяевам.

…В середине лета по нашей речке потоком шла рыба, кета и горбуша. Из множества проходящих мимо рыб, можно выбрать по вкусу, стоя на берегу. Хорошо если попадется самка. У нее икра есть и мясо нежнее. Рыбу мы жарим, а можно солить и вялить. Сначала из нее выпускают икру, которую сразу же заливают раствором соли. Ее можно есть в тот же день. А выпотрошенную тушку, после того как она часа два полежит в соляном растворе, распяливают (от слова пяльцы) на палочках и вывешивают на дерево на пару недель на ветр и солнце. Получается вкусная вяленая рыба, если, конечно, ее не утянут. Такое тоже случается. У нас одну штуку увели. …После нереста еще живые рыбы во множестве валяются по протокам и ручьям, где ими лакомится лисы и крысы.

…Рассказывают, что если по морю обогнуть мыс Тигровый, который образует нашу бухту, и пройти с десяток километров морем, то попадешь в субтропики, которые получаются благодаря теплому течению и вытекающей из земли горячей воде. Только для жилья место там не пригодно – сплошные скалы. Там в воде небольших озер можно купаться круглый год, а в местах, где вода вытекает из земли, она такая горячая, что в ней можно варить яйца и даже рыбу. А у нас зима длинная и снежная, но не очень холодная.

…Произошел совершенно дикий случай, от которого мы долго не могли прийти в себя. Погибла девочка первоклашка. Ее изнасиловали и бросили в зарослях бамбука. Когда ее принесли к нам, она была еще жива. Помочь ей было уже невозможно. Муж говорит, а он разбирается в таких делах, что ей нанесли повреждения, несовместимые с жизнью.

…Мать ее помешалась и, по словам Степина, если не окончательно, то надолго. Отец ее, офицер, прошедший всю войну, тоже не в лучшем состоянии. Он даже хотел на себя руки наложить. Его спасли, но служить он, вероятно, уже не сможет. Их обоих отправят на материк ближайшим пароходом. …После того как у нас показали фильм "Жила была девочка", этот дикое происшествие называют у нас "Жила была девочка", вторая серия.

…Случилось это перед убытием на материк транспорта с большой группой демобилизованных. Когда ее, еще живую, нашли в зарослях бамбука, пароход с ними уже скрылся за горизонтом. Девочка, видимо, стала жертвой отходного веселья.

Виновных едва ли найдут. Солдаты, у которых заканчивалась служба, были людьми одичавшими. Они воевали, прослужили по 6-8 лет. Их в узде держала только жесточайшая дисциплина.

Публика это была одичавшая, злая и трудно управляемая. Только жестокая дисциплина держала их в повиновении. ...Рассказывают, что когда во Владивосток с островов, Камчатки и Чукотки прибывает транспорт с демобилизованными, то в городе негласно вводится военное положение, а станции, где останавливаются эшелоны, везущие их дальше, приходится защищать войсками… Непонятно только, для чего их так долго держали, доводя до скотского состояния?

…У меня будет ребенок. Сподобилась на старости лет. Думала, что уже все. Я молю Бога, чтобы у меня родилась девочка. Мой муж одурел от радости и восторга. Расцвел. Помолодел. Однако, несмотря на то, что у меня есть свой врач, рожать я хочу на материке.

Я не хочу давать ей имя Алены. Так зовут мою доченьку. Я все еще надеюсь, и буду надеяться всегда, нет – я чувствую, я уверена, что моя девочка жива. Я назову ее Маргаритой. Надеюсь, она не будет на меня в обиде. Кстати, как она там? Ты почему-то о ней совсем не пишешь. Произошло чудо. Как только я забеременела, наш пес нарушил свой нейтралитет. Он полюбил меня и стал рычать на мужа, видимо, ревновать его ко мне. Но и они поладили. Пес понял, что ревновать меня не стоит. Ведет он себя по-прежнему независимо. Он, говорит мой муж, принял нас в свою стаю, но считает себя ее вожаком. Жаль только, что скоро и мы его предадим, уедем и оставим. Не брать же с собой. Да нам и не разрешат."

Это было ее последнее письмо.

Интересно, как там моя тезка?




©2006-2017  C'EST LA VIE  Маленьких человековавтор В.Ф.Косинский 
Запрещается полное или частичное копирование, перепечатка, воспроизведение любых материалов романа и сайта http://cestlavie.ru в любой форме. Все права защищены. All rights reserved.