C'EST LA VIE

(се-ля-ви)

МАЛЕНЬКИХ ЧЕЛОВЕКОВ

И даже достигая высот они остаются маленькими, а потому… "Не судите, и не
будете судимы; не осуждайте, и не будете осуждены; прощайте, и прощены будете;"
Евангелие от Луки, гл.6, ст.37

В.Ф.Косинский

(роман-ностальгия)
продолжение
II ПОСМЕРТНЫЕ ЗАПИСКИ МАРГАРИТЫ ФИЛИМОНОВНЫ, КОТОРЫЕ ОНА ДЕЛАЛА БЕССОННЫМИ НОЧАМИ

Нитка 2. ЖИЛА-БЫЛА ДЕВОЧКА

Футбол и другие радости жизни

Хорошим выходом неудовлетворенной потребности в радостях жизни были футбольные матчи. Игры проходили на стадионе, в лесу за пределами гарнизона. Туда приходили семьями, по-домашнему, с детьми, вышивками или вязанием.

Мама, несмотря на свою молодость, ну что такое двадцать шесть лет, по-теперешнему так вообще девочка, была среди местного женского сообщества не последним человеком. В это время она пристрастилась к вышивке крестом, и у нее прорезалось, я бы сказала, художественное дарование. Она, в основном, вышивала цветы, букеты, составляла композиции, подбирала цвета и получала картины, которые многим нравились. Поэтому вокруг нее всегда собирались любительницы вышивки, советовались, что-то срисовывали или договаривались о встрече.

В то время мама была очень общительной, веселой, остроумной, способной на шутку, даже соленую, хорошо пела и плясала, успешно участвовала в художественной самодеятельности, о чем я тоже расскажу.

На стадионе и солдаты получали немого воли. Они общались с девушками из деревни, с приезжими из города и даже с офицерскими женами. Офицеры, обычно, приходили не в форме, что создавало обстановку неформальных отношений, некоторое равенство.

Матчи, при благоприятной погоде, устраивались почти каждый выходной. Обычно играли свои против своих - рота на роту, но страстей от этого было не меньше. Иногда приезжали гости из других гарнизонов или с предприятий города.

Всеобщим кумиром болельщиков был солдат срочной службы центрфорвард по фамилии Маслов, по прозвищу Мосол. Он играл лучше других, и без гола с поля не уходил. За это его обожали: пожать после матча ему руку Мослу не упускали случая даже некоторые офицеры.

Все остальное время Мосол не вылезал из гауптвахты. Говорили, что на "губе" у него была даже отдельная камера с удобствами, и что кормили его там по-особому. Но за такие привилегии он должен был играть без дураков... Если не он сидел на "губе", то вел в пределах гарнизона вольную жизнь: ходил в спортивном костюме с редкой тогда крупнозубой пластмассовой молнией и тренировался сам с собой. Других обязанностей у него не было.

Судил игры обычно сам командир, считая себя в этом деле большим специалистом. В этом качестве ему доставалось от болельщиков по полной. Даже Валька громко свистела, вложив пальцы в рот и орала вместе со всеми: "Судью на мыло, шкуру на барабан!" Он понимал, что это относилось к судье, а не к командиру, относился с юмором и зла не держал. Я тоже ходила на стадион, болела, но не орала. А однажды, во время игры меня чуть ли не в упор так припечатали мячом к дереву, что чуть не вышибли из меня дух. Фельдшер даже давал мне что-то нюхать, чтобы привести в чувство.

C поздней осени до ранней весны, когда сыро, холодно и нечем больше заняться, особой популярностью пользовалась художественная самодеятельность. У нас были и хор, вокал, пляски, художественное чтение, да все, что угодно. "Кантата о Сталине", отрывки из оперетты "Вольный ветер", гопак. Даже командир приобщился. Он здорово читал рассказы Остапа Вишни на украинском языке. Но гвоздем всего был драмкружок. На моей памяти вершиной драматического творчества стала пьеса "Назар Стодоля" . Автора я не знаю. Содержание тоже помню довольно приблизительно, и то только потому, что многие репетиции проходили у нас дома.

События пьесы происходили на Украине еще тогда, когда там еще казаки были. Сюжет ее состоит в том, что бедняк Назар и дочь богатея-сотника Галя любят друг друга, а как голубая мечта отца девушки - выдать дочь за богатого старика-полковника. Но молодые борются за свое счастье, в конце побеждают, и сквалыга-сотник разрешает им пожениться.

Сотника играл Филимон, которому рисовали морщины и приклеивали усы, а на героя-любовника Назара взяли спортивного и красивого Мосола. Маме досталась роль пройдохи-служанки в доме сотника, которая за подарки помогала влюбленным встречаться. Роль второстепенная, но она так ее сыграла, что сделала главной. Пьеса имела успех в основном благодаря маминой игре. Они с ней даже ездили в другие части и на заводы города.

А у мамы на этой почве начался с Мосолом роман. Их отношения зашли так далеко, и были настолько открытыми, что о них узнал командир. Блюдя чистоту нравов во вверенном ему гарнизоне, он порекомендовал Филимону, для которого это стало полным откровением, прекратить смешить честной народ и умерить пыл своей любвеобильной подруги жизни.

Между родителями произошел разбор полетов с употреблением слов и выражений типа проститутка, "от такого слышу", после чего мама прекратила свои похождения, но также практически перестала заниматься домом. Холодная плита и отсутствие обеда стали для нас обычным делом. А если она что и стряпала, то делала это кое-как. Котлеты оказывались подгоревшими, а щи или суп она могла забыть на плите, и от долгой варки они превращались в несъедобную бурду. Филимон пробовал сам заниматься домашним хозяйством, но у него не очень получалось. Да и времени не хватало. Служба. А скандалы между ними стали возникать по самым ничтожным поводам, а то и без них. А Мосола, чтобы он продолжал радовать своей игрой, хотели на пару лет оставить служить сверхсрочно, демобилизовали. Такая вот она художественная самодеятельность

А как-то к нам артисты собрались наведаться. Настоящие, из Москвы! Слухи подтвердились начавшимися приготовлениями. Концерт собирались проводить в нашем "летнем кинотеатре" – огороженной заборчиком площадке со скамейками и столбами для вывешивания экрана. Только бы дождь не помешал.

Специально к этому случаю построили подмостки, отгородили артистические уборные, натянули занавес, устроили освещение. Получилась летняя эстрада. Чтобы к культуре приобщить жителей соседней деревни, в заборе, рядом с эстрадой, проделали временный вход с улицы в прямо "зрительный зал", а в деревне повесили объявление.

Был теплый летний вечер. На концерт пришли и стар и млад. Народу набралось много. Если бы места были ограничены, то можно сказать – аншлаг. Сходиться начали загодя. Дамы надели "вечерние" туалеты, мужчины - ордена и медали. Больше всего сияния оказалось на груди Валькиного брата, хотя он у нее был только ротным старшиной. Даже у командира и Филимона оказалось меньше.

- Наши с то орлы, вся грудь в орденах,- сказала Валька. Она мне льстила. Орлом смотрелся ее Шурка - три ордена Славы как никак, Филимон в сравнении с ним выглядел проще, но тоже ничего. Пожалуй, для нас это было самым существенным в тот вечер.

Артисты запаздывали. Публика волновалась - вдруг не приедут. Но волнения были напрасными. Шофер их автобуса не там повернул на лесной дороге и из-за этого немного поплутал.
Концерт был халтурным, и даже наша непритязательная публика приняла его без особого восторга. Конферансье нес какую-то чушь типа:

Римский Папа
Грязной лапой
Лезет не в свои дела.
И зачем такого Папу
Только мама родила...

Большинство сидевших в "зале" даже представления не имело о том, кто такой Римский Папа и почему его лапа грязная. Неужели помыть нельзя? Реприза, в которой он же, сидя на ставшем на четвереньки, одетым в рванье помощнике, спросил: "Как себя чувствуешь, Бим?" На что тот ответил, кряхтя: "Как Чан-Кай-ши в Китае, Бом" вообще осталась не понятой. Перезрелой, брылястой тетке по имени Дора Жемчужная, которая пропищала о том, что "были три свидетеля", и как она хотела переманить из-за реки широкой высокого дуба, только посочувствовали. Размечталась!

Оживление вызвала борьба "нанайских мальчиков" и выступление стройного брюнета джигитской наружности, который, балансируя на раскачивающейся свободно подвешенной между двумя столбами через сцену проволоке, делал сальто, шпагат и метал в цель ножи. Благодаря ему метанием ножей и игрой в ножички заразились не только наши мальчики, но и девочки. Это, пожалуй, единственное, чем запомнился им тот концерт. Но, как часто бывает, важен был сам процесс, а не его содержание.


©2006-2017  C'EST LA VIE  Маленьких человековавтор В.Ф.Косинский 
Запрещается полное или частичное копирование, перепечатка, воспроизведение любых материалов романа и сайта http://cestlavie.ru в любой форме. Все права защищены. All rights reserved.