C'EST LA VIE

(се-ля-ви)

МАЛЕНЬКИХ ЧЕЛОВЕКОВ

И даже достигая высот они остаются маленькими, а потому… "Не судите, и не
будете судимы; не осуждайте, и не будете осуждены; прощайте, и прощены будете;"
Евангелие от Луки, гл.6, ст.37

В.Ф.Косинский

(роман-ностальгия)
продолжение
II ПОСМЕРТНЫЕ ЗАПИСКИ МАРГАРИТЫ ФИЛИМОНОВНЫ, КОТОРЫЕ ОНА ДЕЛАЛА БЕССОННЫМИ НОЧАМИ

Нитка 2. ЖИЛА-БЫЛА ДЕВОЧКА

Как я "котовать" ходила

В нашем доме, только в другом подъезде жила мать-одиночка, молодая, толстая, коротконогая, почти квадратная вдова или так прижившая себе дочь ("Не каждый, кто сует, женится",- резонно отметила Валька.). Все ее звали Машкой-жирной. Настоящее имя знали, наверно, только в бухгалтерии, где она получала зарплату.

Когда-то давно, начальство, сжалившись над одинокой женщиной с ребенком, разрешило ей временно занять пустовавшую маленькую квартирку и приняло на работу на солдатской кухне. Но ничто не бывает постояннее, чем временное. Не выгонять же на улицу.

Ее дочь, вечно сопливая, тоже Машка и тоже толстая, неряшливая и нечесаная, училась с нами в одном классе. Валька презрительно называла ее Машкой-мешок-с-клопами.

У Машки-жирной был своего рода негласный бордель, где в любое время с небольшой переплатой можно было разжиться водкой, а по вечерам собирались холостые офицеры и свободные дамы, вольнонаемные из столовой и штаба. Там они весело проводили время.

Гарнизонное начальство знало про "шалости" своих подчиненных у Машки-жирной, но, видимо, считало, что пусть уж лучше так, чем, если молодые офицеры будут бегать неведомо куда или, еще хуже, станут кадрить их жен. Машка-мешок-с-клопами все, что видела дома, рассказывала своим приятелям, которые иногда, в отсутствие матери, у нее собирались, подражая вечерним гостям. Валька говорила, что Машка младшая уже тоже "давала" парням по настоящему.

- Так мы пойдем к Машке-мешок-с-клопами?- спросила меня как-то Валька.- Сёни звала. Мать ее в город до вечера укатила. Они и соберутся.

- Ну, пойдем, если тебе так хочется,- сделал я ей одолжение.

- Если что, ты только пискни. Сразу приду на помощь. За тебя я любому яйца оторву и рожу расцарапаю,- шепнула подруга перед тем, как нам войти. Я нерешительно следовала за ней.
- Привет честной компании,- сказала Валька напряженным голосом. Я поняла, что и сама она чувствует себя не совсем уютно. Смеркалось. По случаю воскресенья, и отсутствия Машки-матери там набралась полная коробочка: три девчонки из нашего класса, включая саму Машку и две постарше, из городской школы. Мальчишки, в основном, были из тех, кто учился в городе, но и наши там тоже были.
- А кто это к нам пожаловал?
- Гля! Валька-таракан Ритку-тихоню уговорила.
- Проходите, проходите, гости дорогие. Все брезгуете нами, а мы хорошие. Развеселим, утешим.
- Поговори мне, чума болотная,- рыкнула Валька и поднесла к носу говорившего кулак.- Я те так утешу! Вмиг рога пообломаю!
В комнате стоял дым коромыслом. Курили и парни и девчонки. Говорили о том, как здорово было в прошлый раз. Гоготали, щеголяя друг перед другом матерными словами. Патефон наяривал "Рио-риту" . Сидели на кроватях и табуретках. Пили чай и чем-то закусывали. Валька выложила нашу долю.

От всего, что я увидела там, мне стало грустно и расхотелось там оставаться. Но было уже поздно. Уйдешь - засмеют. Я никогда не любила случайные сборища, где каждый старается выпендриться перед другими, показать себя бывалым.
Тут кто-то погасил свет. "Дамы" при этом притворно взвизгнули, "кавалеры" хохотнули, и все разом затихли. Оказалось, что уже стемнело, а при задернутых занавесках вообще ничего не было видно.

Вскоре послышалась возня. "Не надо,- игриво прошептал девичий голос справа от меня,- отстань". Слева возились молча. Я сидела, слушала, чертыхаясь про себя, как вдруг почувствовала, как кто-то по мне стал шарить руками. "Здрасти, я ваша тетя!" Что силы луплю обоими кулаками в темноту, попадаю в чье-то лицо, вскакиваю и, как угорелая кошка, несусь к выходу. От удара всем телом крючок, запиравший дверь, соскакивает, и я оказываюсь в темном коридоре.

- Любовники сопливые, мать их за ногу!- плевалась я, продолжала, урезонивая свой гнев,- А чего ты ожидала? Ладно, Валька. Но ты то? Что хотела, то и получила.

Я тогда мнила себя ужасно умной и рассудительной. Не знаю как насчет ума, но в дерьмо я вляпывалась всю жизнь, и чем старше становилась я, тем гуще и вонючее становилось оно.

На выходе из коридора меня нагнала Валька. На нее я тоже замахала кулаками, наверно, и получила бы она у меня в глазик, если бы не проявила прыть. Она принесла мое пальто.

На следующее утро участники вечеринки явились в класс, как ни в чем не бывало, и только у одного, самого тихого была разбита губа, а заплывший глаз едва выглядывал из иссиня-черного фингала. Это был претендент на мою любовь. Бедняга. Он, как и я попал туда впервые.

На Вальку я дулась. Она оправдывалась, что не тянула меня туда, и что сама она туда больше ни ногой. Когда мы с ней помирились, то обхохотали в первую очередь травмированного мной, а она рассказала припасенную к случаю байку про котенка, которого старый кот мартовской ночью повел на крышу "котовать". Несчастный котенок сидел там говорил себе, дрожа от холода: "Еще немного покотую и пойду спать".


©2006-2017  C'EST LA VIE  Маленьких человековавтор В.Ф.Косинский 
Запрещается полное или частичное копирование, перепечатка, воспроизведение любых материалов романа и сайта http://cestlavie.ru в любой форме. Все права защищены. All rights reserved.