C'EST LA VIE

(се-ля-ви)

МАЛЕНЬКИХ ЧЕЛОВЕКОВ

И даже достигая высот они остаются маленькими, а потому… "Не судите, и не
будете судимы; не осуждайте, и не будете осуждены; прощайте, и прощены будете;"
Евангелие от Луки, гл.6, ст.37

В.Ф.Косинский

(роман-ностальгия)
продолжение
II ПОСМЕРТНЫЕ ЗАПИСКИ МАРГАРИТЫ ФИЛИМОНОВНЫ, КОТОРЫЕ ОНА ДЕЛАЛА БЕССОННЫМИ НОЧАМИ

Нитка 4. ХОЖДЕНИЕ ЗА ТРИ МОРЯ

Дешевле пареной репы

Пока Встречавший осуществлял запланированные закупки, мы, с его разрешения, решили пройтись по той же улице пешком. Даже в такую жару она была оживленной, но из транспорта на ней были только рикши. Некоторые покупатели нанимали рикшу, и он со своей тележкой шел следом, а они клали в нее покупки. На рынках были мальчишки с корзинками, которые за плату делали тоже самое, и даже могли отнести покупки домой, пока хозяйка или хозяин пойдет дальше по магазинам.

Не успели мы пройти и десяти шагов, как и к нам тоже пристал рикша. "Мадам, эх прокацю!"- кричал он, следуя за нами. Явно русские обучили. Выданная ему рупия избавила нас от его крика, однако, получив ее, он продолжал идти за нами, отрабатывая полученную плату.

Возле одного из магазинчиков к нам опять обратился человек по-русски. Только на этот раз это был круглолицый туземец в чалме и с бородкой:

- Мадам, заходите! У меня все дешево. Дешевле пареной репы. А для русских у меня возможна скидка.

- Не мадам, а мадмуазель, мисс, если позволите. Неужели не видно,- Натали была, как всегда, в своем репертуаре.

- Видно, очень даже хорошо видно. Простите меня, мадам.

- Опять ты за свое. Сколько тебе говорить - мад-му-а-зель.

- Простите, мисс.

- Чего там смотреть. Денег у нас мало. В Дели поистратились, а нам еще месяц жить до получки,- ответила Натали.

- Вы зайдите и посмотрите. Не пожалеете. В следующий раз купите,- не отставал продавец.

- Зайдем, что ли?- сказала она мне.- Раз человек так просит.

Магазин был хоть и маленький, но уютный, с разнообразным ассортиментом товаров: и безделушки из кости слона (не путать со слоновой костью), и фигурки из сандалового и красного дерева, и много тканей самых разных расцветок. Но главное, в нем имелся кондиционер.

Как только мы вошли, хозяин предложил нам сесть в удобные плетеные кресла и принялся демонстрировать ткани. Делал это он очень ловко и с удовольствием. Рулоны шелка разных цветов взмывали над прилавком, и, разматываясь на лету, оседали волнами. Привыкшие к полупустым магазинам, черно-белым расцветкам тканей и продавцам с мрачными физиономиями, которых не дозовешься, мы стояли как зачарованные. Даже в Дели нас так не обслуживали.

Натали при виде товарного изобилия, уже держалась спокойно, а когда хозяин пошел за очередным рулоном, спросила его:

- Послушай, дорогой, а где ТЫ так насобачился говорить по-русски?

Он, правда, хорошо говорил по-русски, чему я сначала не придала значения. Говорит и говорит. По-русски, ну так и мы по-русски говорим. Для меня еще не перестало казаться странным, что все вокруг меня говорят не по-нашему.

- О, я три года в Москве учился, в Университете Дружбы народов, на экономическом факультете. Там и насобачился, как вы изволили заметить, мад-му-а-зель.

“Получай за свое хамство, дорогая”,- злорадно подумала я.

- В Лумумбе, что ли?– я включаюсь я в разговор только потому, что мне не нравилось Натальино ТЫканье незнакомому человеку.- Рядом с крематорием?

- В Лумумбе, но не рядом с крематорием. Экономисты учатся в другом месте. А вы из Москвы, мисс...?

- Маргарита,- назвалась я и протянула ему руку.

- А я Ранвир. Сингх моя фамилия.

- Мы не из Москвы, но я Москву немного знаю.

- А я - Натали, Наташа,- подруга впервые на моей памяти представилась Наташей.- А почему только три года? Выгнали, что ли? Двоешник, наверно.

- Совсем нет. Так вышло,- ответил продавец.- Мой отец сильно заболел, и, чтобы сохранить бизнес, мне пришлось взять академический отпуск. Через год, когда мой брат подрастет, я вернусь и продолжу учебу. А вы к нам на долго?

- На год. Неделю назад мы еще в Москве были,- ответила я, не давая подруге включиться в разговор с ее ТЫканьем.- Там еще холодно было.

- А я не боюсь холода. В Москве, пока не начинались морозы и не выпадал снег, я ходил вот так,- он показал на свои ноги в босоножках,- ходил бы и дольше, но жалостливые бабушки начинали копеечки подавать. Вы в какое место едете?

- Да я точно не помню,- замялась я.- За нами приехал человек. Куда отвезет, туда и поедем.

- Не хотите, не говорите. Здесь и так все знают, где и какой завод русские строят, и что он будет выпускать. Но пусть это будет нашей тайной.

- Так, наверно, будет лучше. Мы вам не говорили, а вы нам,- согласилась с ним я.

А хозяин тем временем продолжил:

- Там много русских работает. Они часто ко мне заходят, но русские девушки у меня первый раз. Хотите кока-колу?

Я замялась. Я ничего не имела против кока-колы, но мне было неудобно, тем более что мы ничего у него не купили.

- Я угощаю. Как говорится, за счет заведения.

- Если вы так любезны, сэр. А можно холодненького. Умираю от жары,- картинно проговорила Натали, наконец-то перейдя на ВЫ.

Ранвир достал из холодильника две сразу же запотевшие бутылочки, открыл их и протянул нам. В этот момент через стекло витрины я увидела наш "амбассадор". Он медленно катился посередине улицы, а Встречавший, сидя на переднем сидении, крутил головой по сторонам, высматривая нас. Однако мы, пока не допили, из магазина не вышли.

Коку я пила впервые. Она мне напомнила наш "байкал", который я не очень люблю, но "на халяву и уксус сладок", тем более холодный в жару.

- А это вам от меня сувениры. На память, чтобы не забыли мою, как это по-русски…

- Лавку, - подсказала я.

- Красиво. Я не знал этого слова. Нужно запомнить. А я хотел сказать "торговую точку".

- Лавками обычно называют небольшие магазины, в которых есть все,- продолжила я обучение иностранца русскому языку.- А людей, которые в них торгуют, называют лавочниками, или купцами.

- Вот и чудесно. Как раз обо мне и моем заведении,- сказал Ранвир, вручая нам по деревянному слону. Мне достался слон из сандалового дерева, Наташе - из красного. Мой слон тащил на цепи бревно, ее брел без поклажи. Вот и мы попали под раздачу слонов.

Пообещав хозяину обязательно навестить его, если будем в городе, мы покинули гостеприимную прохладу его магазина.

- А ты заметила, мы были у него минут двадцать, и ни одного покупателя. Да у нас бы с его товаром его лавку разнесли в пять минут и чалмы на нем не оставили.

Когда через полгода я заглянула в тот магазин, то увидела в нем другого человека, без бороды и чалмы. Он сказал, что хозяин продал ему свой бизнес, а где он сейчас, ему не известно.

Прежде чем отправляться дальше, мы отвезли почту нашим морякам, которые учили местных моряков использовать купленную в нашей стране технику. Как водится у русских, они быстренько накрыли стол: джин и закуска - все те же орешки и перченое печенье. Но мы совсем недавно пообедали, а от спиртного в такую жару даже Встречавший отказался. Попили только содовой. На память, моряки подарили нам по кусочку бело-розового коралла, привезенного ими из дальнего похода.




©2006-2017  C'EST LA VIE  Маленьких человековавтор В.Ф.Косинский 
Запрещается полное или частичное копирование, перепечатка, воспроизведение любых материалов романа и сайта http://cestlavie.ru в любой форме. Все права защищены. All rights reserved.