C'EST LA VIE

(се-ля-ви)

МАЛЕНЬКИХ ЧЕЛОВЕКОВ

И даже достигая высот они остаются маленькими, а потому… "Не судите, и не
будете судимы; не осуждайте, и не будете осуждены; прощайте, и прощены будете;"
Евангелие от Луки, гл.6, ст.37

В.Ф.Косинский

(роман-ностальгия)
продолжение
II ПОСМЕРТНЫЕ ЗАПИСКИ МАРГАРИТЫ ФИЛИМОНОВНЫ, КОТОРЫЕ ОНА ДЕЛАЛА БЕССОННЫМИ НОЧАМИ

Нитка 4. ХОЖДЕНИЕ ЗА ТРИ МОРЯ

Жара, сезон дождей и прочие радости

Все свободное от работы время мы посвящали себе любимым. Гостей к себе не звали, сами в гости тоже не ходили. Филимон нас предупредил: чем меньше личного общения – тем спокойнее будет жизнь. Нам и своего общества вполне хватало. Натали, девушка спортивная, играла в волейбол и любимые всеми городки. Играла в пинг-понг. Я же, совершенно безразличная к спорту, только ее сопровождала. Мне и этого было вполне достаточно.

Наступил жаркий сезон, и началась кошмарная жизнь. Поскольку кондиционеров в наших квартирах не было. Руководство компании убедило тех, кто с нашей стороны подписывал договор на строительство завода, не исключено, что в том числе и моего Филимона, что кондиционеры в квартирах наших специалис­тов в этом месте не нужны, что они специально выбирали место в горах с умеренным климатом. Они схитрили и привезли их на место будущей строй­ки тогда, когда температура воздуха днем не превыша­ла тридцати градусов, но не сказали, что такой период там длится только два-три месяца в году. Остальное же время температура воздуха переваливает за сорок, а в бетонных коробках наших квартир с черными гудронированными крышами было еще жарче. Медицинский термометр зашкаливал. Одно спасение, что ночи, благодаря высоте и горам, были немного прохладнее. Мы вытаскивали на террасу матрасы, примащивали над ними москитные сетки и так спали.

В сезон дождей, который продолжается с июня по октябрь, к жаре добавлялась еще стопроцентная влажность, когда влага струилась по стенам, постель становилась не влажной, а мокрой, и ее каждый раз перед сном приходилось просушивать утюгом. Одежда, если мы ее не просушивали, покрывалась плесенью, которую не всегда можно было отмыть или отчистить, а если что постираешь, то попробуй его высуши при такой влажности. Для этого фэн был очень полезен, потому что гоняя воздух, способствовал просушиванию помещения и вещей. Мы даже веревки протянули под ним и на которых развешивали свои тряпки.

Однако в жаркую погоду от него для нас никакой пользы не было. Полезный в больших помещениях, где люди передвигаются, он может оказаться вредным, если под ним сидеть или лежать долго. Можно было не заметить, как простудишься. Я как-то так уснула под фэном, а когда проснулась, то не смогла повернуть шею. Продул он меня. Как всегда, спасла Натали. Она помассировала мою бедную шею и растерла змеиным ядом.

Вообще сезон дождей исключительно противное явление, даже более противное, чем жара. Когда жарко, то все ясно. Пей воду, принимай прохладный душ. Даже когда льет дождь, то можно взять зонт, надеть плащ. Но когда воздух становится подобен, губке, насыщенной водой, когда мелкие, как бисер, капли очень медленно опускаются, почти висят, обволакивая все водяной пленкой, то это становится сущим кошмаром. Дышать приходится водно-воздушной взвесью, а в теле накапливается непреодолимая слабость и постоянно хочется спать. И еще, это, конечно, не страшно, но противно - косметика на лице не держится. А еще, где-то к концу сезона дождей появилась еще одна напасть, на нас обрушилась масса термитов. В окрестностях было множество термитников, и каждый из них в определенное время выпускал миллионы этих тварей. Они долетали до фонарей, светильников, освещенных окон, отбрасывали крылья и дальше передвигались пешком. Это были насекомые, внешне чем-то напоминавшие крупных муравьев. Они заползали везде, где только можно и поедали все: ткани, даже синтетику и продукты.

И конечно, спасением от всех этих, мягко говоря, неудобств могли стать кондиционеры. Мне неоднократно приходилось бывать дома у Генерального директора. Все помещения его особняка были кондиционированы, а двери и окна плотно закрыты. Поэтому ни жара, ни влажность, ни термиты его не беспокоили. Да что там Генеральный. Он был человеком состоятельным и мог сам себе обеспечить комфортную жизнь, хотя я так не думаю. Мне довелось посетить поселок чехословацких специалистов, которые тоже строили в Индии завод. Так вот у них в каждой квартире была как минимум одна комната, снабженная кондиционером. У них также был спортзал и бассейн, чего у нас и в помине не было и не планировалось. Оно и понятно, чехов и словаков мало. Их нужно беречь. А нас? Много нас. Не убудет. Короче говоря, нас просто продали, продали наше здоровье, предали нас наши руководители. И индусы здесь не причем. Коммерция. Если продают дешевле, то почему бы ни купить.

Я как-то спросила Филимона, был ли он сам на строительной площадке, на что он мне откровенно признался, что не был и не собирался. Он в ту сторону дальше Хайдарабада не доезжал. Бангалор, другое дело. Так там круглый год +25. Я там была. Там даже в гостинице кондиционеров не было.

 

В коттедже напротив, квартира, выходившая на нас, некоторое время была не занята, поэтому, когда стало особенно жарко, мы у себя ходили в одних трусиках, а иногда и вообще без ничего, не заботясь о том, что нас кто-то может увидеть через открытую на террасу дверь. Некому было. Когда же в квартиру напротив вселился новенький, мы не сразу сообразили, что такую практику следует прекратить.

И хотя с нашим новым соседом мы свели знакомство в день его прибытия, поскольку с ним Филимон прислал мне посылку, а еще в тот же день меня назначили к нему переводчицей, наши отношения оставались, формальными: здравствуйте, до свидания, добрый вечер, вы очень любезны, спасибо. Он и сам держался со мной подчеркнуто официально. Я даже подумала, уж не сотворил ли что-нибудь Филимон. Не передавал же он посылку через кого-то. Звали новенького Петром Андреевичем, но так как он был моим ровесником, то я буду называть его Петей.

Так вот, в первый же выходной его пребывания ходим мы по своей квартире как привыкли, разоблаченные до трусиков. Вдруг Натали увидела нашего соседа, сидящим в глубине своей комнаты в кресле, в одних трусах. Он смотрел в книгу, но с таким же успехом мог смотреть и на нас. Мы его видели очень хорошо, значит, и он нас мог видеть. Я, конечно, сразу же перешла туда, откуда меня не было видно, и поспешила надеть халат.

- Чё ты прячешься? Если смотрел, то пусть досмотрит. Мне не жалко,- сказала она и, вслед за мной, перешла туда, откуда не была видна соседу.

- Видишь, я тоже отступила, но с достоинством, с гордо поднятой головой. Не то, что ты, как заяц. Было бы че прятать?- она уничижительно кивнула на мою грудь.

- А может, он и не подглядывал,- предположила она с досадой в голосе.

Вольная обнаженная жизнь для нас закончилась.

Несмотря на то, Петя в моих годах, вчерашний студент, индусы принимали его, как важную персону. Говорили, что и квартиру ему обставили лучше, чем у всех, что и зарплата у него больше, чем у других. Своих, всех без исклю­чения, о себе я не говорю, поскольку мне было все равно, это вызывало исключительно сильное раздражение. Но особенно всех почему-то задело то, за ним закрепили персональный автомобиль.

Моя работа с Петей мне была интереснее того, чем я занималась до того. Прежде всего, потому, что устный перевод мне всегда был интереснее письменного, а он кроме налаживания оборудования, также занимался обучением индийцев работе на нем, в чем я ему помогала. Перед занятиями он всегда рассказывал мне, о чем будет идти речь, подсказывал незнакомые мне термины. Ведь, когда знаешь предмет разговора, значительно легче переводить.

Через некоторое время его настороженность в отношении меня прошла, и он даже стал делать попытки ухажи­вать за мной. Делал он это робко: то невзначай возьмет за руку, то поддержит за локоток на ступеньках, а однажды к концу рабочего дня мы остались без автомобиля (возможно, он намеренно его отпустил) и нам пришлось добираться до поселка на своих двоих.

Была поздняя осень, по нашему начало зимы, тот самый бархатный сезон, которым соблазнили наших представителей при заключении договора. Поэтому прогулка была совсем неутомительной, даже приятной. По пути Петя захотел взять меня под руку, но я капризно повела плечом, будто протестуя, и он оставил свое намерение.

Дойдя до поселка, я высказала ему свое категорическое фэ по поводу отсутствия транспорта, сказала, что если такое будет случаться и впредь, то я буду ездить на автобусе, посколь­ку такие переходы меня не устраивали.

Он извинился и обещал впредь быть внимательнее. Однако вскоре, к огромной радости Натали, меня перевели в группу перевода, заменили только-что при­бывшим парнем. Натали откуда-то узнала, что Советник сделал по просьбе самого Пети. Правда это или только ее вымысел, я не знаю, но приняла такую перемену без особого восторга. Мне и общество его нравилось, и работа была интересна. Это не то, что сидеть с утра до вечера и переводить бестолковые технические справки, чем мне опять пришлось заниматься.

А это некоторые записи из моего дневника, сделанные тогда же:

16.08. Сегодня у нашего дома женщина из местного племени продавала дикие апельсины. Они по виду зеленые, но имеют вкус почти как настоящие. Но не об этом разговор. У нее были весы – коромыслице из палочки на веревочке, а вместо гирь, камешки. Когда она мне взвесила несколько апельсинов, то на вопрос о цене ответила:

- Чарана. Что оказалось четыре анны. Такой денежной единицы я не знаю. Оказывается анны отменили несколько лет назад.

Мне пришлось обратиться к находившемуся неподалеку прислужнику, чтобы узнать, сколько с меня причитается, но тот тоже не знал. Тогда я отдала ей какие-то монеты, которые она посчитала достаточной платой, на том мы и разошлись. К слову о дворнике. Он даже и не прислужник, а так – человек для любых дел, постоянно находящийся на территории нашего поселка. Он племянник нашего повара Ананда. Зовут его Канна. Кто-то из наших, со зла или из озорства, назвал его канальей. Ему это имя понравилось, и теперь он и сам себя так называет. Он, за небольшую плату, оказывает нашим специалистам кое-какие услуги. Ну, например, вымыть пол в квартире или зарезать курицу. Правда кур он режет нам бесплатно, считая платой то, что остается – потроха, перья, головы, ноги. Петя рассказывал, что как-то недавно попросил его помыть у него в квартире пол. Он ему заплатил, а, уходя на работу, оставил ключ от квартиры. Каково же было его удивление, когда возвратясь через пару часов, он застал там работавшим совершенно другого человека. Канна же сидел в кресле и покуривал. Оказывается, он за половину полученных денег нанял работника, а сам в это время отдыхал, надзирая за наемным работником.

Кана усвоил несколько русских слов и выражений и пользуется ими впопад, и невпопад. Любимое его выражение, именно выражение, а не вопрос, потому что он не спрашивает: "Как дела?", которое он произносит: "Как дала?" А поскольку дело ему приходится иметь, в основном, с женщинами, женами специалистов, то это принимает несколько иной смысл.

07.09. Сегодня праздник сына бога Ганеша. По одной версии - это Бог образования и пищи, по другой - Бог начала, начала важных дел. Когда начинают какое-нибудь серьезное дело, то обязательно молятся этому Богу. Во время празднования его изображение носили по улицам поселка на носилках под восторженные крики людей и пение. Рядом с ним что-то курилось. Каждому встречному давали немного еды, которую обязательно нужно было съесть.

17.09. Мы были приглашены на празднество по случаю Бога архитектуры и созидания. Считается, что если хочешь стать хорошим рабочим, инженером и т.п., нужно обязательно молиться этому Богу. В этот день работники обычно освящают инструменты.

В приспособленном для этого помещении ещё пустого цеха установили алтарь, в центре которого была деревянная фигурка самого Бога. Это был молодой женоподобного юноша с четырьмя руками: в одной он держал молоток, в другой – мастерок штукатура, в третьей - цветок, в четвертой - не помню что, но что-то тоже какой-то инструмент. Сидел он на слоне, подобрав под себя босые ноги, а слон держал в хоботе змею, у которой во рту был цветок.

Было очень интересно, но от запаха курений, жары и шума у меня разболелась голова, и я попросила отвезти меня домой так и недосмотрев до конца церемонию.

10.10. Праздник Пуджа, который широко празднуется по всей стране. К этому празднику всем работникам полагается выдавать премии, при определении размеров которых может доходить до трудовых конфликтов. В газетах сообщают, что в Калькутте предприниматели согласились выплатить премии в размере 4% от зарплаты, тогда как рабочие требовали 8%. Высказываются опасения о возможности возникновения беспорядков. На нашем заводе обслуживающий персонал ходит с подписными листами, и собирают Пуджа-бакшиш. Нас этим требованием они не обошли.

В поселке установлен шатер с фигуркой бога Пуджа. Мы решили сходить посмотреть. Там я увидела жреца, который сидел у ног бога, звонил в колокольчик, что-то негромко говорил, наверно, молился. Перед ним лежали цветы, разные сосуды, кокосовые орехи. Потом, в небольшой похожей на ложку лампадке, он зажег огонь и стал подносить его каждому из присутствовавших на церемонии, которым следовало провести рукой сначала над огнем, а затем по своему лицу.

03.12. Уехал к новому месту службы доктор Сетх - капитан медицинской службы индийской армии. Хороший парень, веселый, остроумный холостяк и мой поклонник на словах. Он удивительно хорошо говорит по-русски, но его русский так чист, правилен и хорош, что Натали называет его кастрированным. Это как воздух из кондиционера, чистый, без вкуса и запаха.

Познакомилась я с ним, когда у меня был сильный жар после ревакцинации прививки холеры. После этого у нас сложились дружеские отношения, и иногда, когда ему и мне позволяло время, мы по долгу разговаривали. Найдя во мне благодарного слушателя, он рассказывал об индийской культуре и философии, высказывал свои взгляды на некоторые их положения, пересказывал своими словами некоторые мифы. Некоторые из них меня заинтересовали. Однако, поскольку он все же был медиком, его главным коньком было здоровье, песнь которому он и пропел мне, а я записала, как смогла.



©2006-2017  C'EST LA VIE  Маленьких человековавтор В.Ф.Косинский 
Запрещается полное или частичное копирование, перепечатка, воспроизведение любых материалов романа и сайта http://cestlavie.ru в любой форме. Все права защищены. All rights reserved.