C'EST LA VIE

(се-ля-ви)

МАЛЕНЬКИХ ЧЕЛОВЕКОВ

И даже достигая высот они остаются маленькими, а потому… "Не судите, и не
будете судимы; не осуждайте, и не будете осуждены; прощайте, и прощены будете;"
Евангелие от Луки, гл.6, ст.37

В.Ф.Косинский

(роман-ностальгия)
продолжение
II ПОСМЕРТНЫЕ ЗАПИСКИ МАРГАРИТЫ ФИЛИМОНОВНЫ, КОТОРЫЕ ОНА ДЕЛАЛА БЕССОННЫМИ НОЧАМИ

Нитка 5. ЖИЗНЬ И СМЕРТЬ СЕРГЕЯ БЫКОВА, ДИРЕКТОРА И БОМЖА

Сергей Быков и "Три поросенка"

О наших прежних отношениях знали многие на заводе, и теперь каждый знакомый и не очень считал своим долгом извещать меня о его подвигах. Поговаривали даже, что я его бросила, после того, как его сняли, а что сняли его из-за меня. На чужой роток не накинешь платок. Тому, что он меня перестал интересовать, еще тогда, когда находился при должности, никто бы не поверил, поэтому я держала это при себе, надеясь, что постепенно все забудется, так же как я стала забывать его. Не то, чтобы забывать, просто, он превратился для меня в прошлое, уже не связанное с настоящим.

Неподалеку от одной из проходных завода находилось специфичное предприятие общепита, точнее, то была огромная забегаловка, которую в обиходе называли "Три поросенка". Так и говорили: "Посидели в "Трех поросенках" или у "Трех поросят".

Было это в меру грязное, но недорогое питейное заведение, расположенное в специально построенном для этой цели павильоне. Туда после работы заходила разномастный заводской люд посидеть, хлебнуть водочки, попить пивка, поговорить за жизнь.

В "Трех поросятах" было два зала. Был "белый", небольшой и более или менее чистый со столиками под цветными скатерками. Этот предназначался для чистой публики, мелкой сошки из управленских, КБ. И был большой, "черный", со столами из алюминия. Там "гудел" народ в спецовках.

Кормежка в этом заведении была самая простая, но приличная. Там всегда имелось приличное бочковое "жигулевское", а барыги промышляли подсоленными сушками, сухариками и воблой. Водку там не подавали и не продавали открыто, но с собой приносить не возбранялось, так что в обоих залах можно было не таясь "сообразить".

По рассказам очевидцев, обстановка в этом заведении была доброжелательной, демократичной, спокойной. Люди там отдыхали, а не напивались, а потому потасовки случались очень редко. В "Трех поросенках" можно было просидеть весь вечер с одной кружкой пива, и никто не прицепится, если только кто из знакомых еще пивка предложит. Жулье и блатные это место обходили стороной: попадешься, могут и прибить. Милиция в часы наплыва посетителей туда тоже не совалась, если только пивка попить наравне с остальными.

С некоторых пор в "черный" зал стал наведываться и Сережа. Сначала администрация предложила ему место в "белом", но он предпочел быть вместе с народом.

Посетители, в основном рабочие, относились к нему уважительно: "Наш Семеныч. За народ пострадал". Даже место за ним постоянное закрепили, и когда он приходил, то его сразу же освобождали.

Войдя, Сережа подходил к стойке, брал кружку пива, садился лицом к окну, пил и мрачно о чем-то думал, качая головой. Его не тревожили и если подходили, то только с тем, чтобы поднести еще кружечку, отлить из своей или плеснуть водочки прямо ему в пиво. Но без приставаний с разговорами.

Пьянея, Сережа добрел и, если было на что, то сам принимался угощать всех подряд. В кредит без отдачи ему наливали только одну кружку пива в день. Бывало, когда кто-нибудь из когда-то им обиженных начинал куражиться, приставать, но его быстро успокаивали и выставляли из зала, чтоб не мешал культурно отдыхать. А если Сереже самому случалось крепко набраться, то всегда находились добровольные почитатели, готовые проводить его до дома, уложить спать и еще оставить на опхмелку.


©2006-2017  C'EST LA VIE  Маленьких человековавтор В.Ф.Косинский 
Запрещается полное или частичное копирование, перепечатка, воспроизведение любых материалов романа и сайта http://cestlavie.ru в любой форме. Все права защищены. All rights reserved.