C'EST LA VIE

(се-ля-ви)

МАЛЕНЬКИХ ЧЕЛОВЕКОВ

И даже достигая высот они остаются маленькими, а потому… "Не судите, и не
будете судимы; не осуждайте, и не будете осуждены; прощайте, и прощены будете;"
Евангелие от Луки, гл.6, ст.37

В.Ф.Косинский

(роман-ностальгия)
продолжение
II ПОСМЕРТНЫЕ ЗАПИСКИ МАРГАРИТЫ ФИЛИМОНОВНЫ, КОТОРЫЕ ОНА ДЕЛАЛА БЕССОННЫМИ НОЧАМИ

Нитка 8. NATHALIE

Немного родословной

Алексей Алексеевич был из "бывших", титулованный.

Но бывших аристократов не бывает. Аристократизм либо он есть, либо его нет. Еще Фонвизин отметил, что нет ничего более неприличного, чем дворянин, недостойный называться таковым. Можно быть титулованным, но не быть аристократом. Порода, состояние души бывшими не бывают, второй свежести не имеют.

Аристократизм - это, прежде всего, обязанность по отношению к самому себе. Поэтому отказываться от дворянства Алексей Алексеевич счел для себя безнравственным, но и афишировать свою принадлежность к нему считал в наших условиях безумием. Он просто в жизни своей никогда, даже в мелочах, не выходил за рамки дворянской чести.

Выходило, что по отцу моя Натали дворянка и не простая, а родовитая, столбовая, как она мне с гордостью заявила. И не случись 17-го года, она могла бы, как она мне сказала, быть "дворянкой столбовою". Я знала о столбовых дворянах только то, что такой хотела стать старуха в пушкинской сказке. А она едва ли не подумала о том, что не случись того, что произошло в 17-ом, ее, скорее всего, и быть не могло.

При рождении Алексей Алексеевич получил другую фамилию, очень известную. Наташа мне ее называла. Теперешнюю же, чтобы не раздражать массы, он взял, когда его записывали в Красную армию. Однако там "где следует" об этом знали и при случае вспомнили.

Предки Алексея Алексеевича получили дворянство при Алексее Михайловиче Тишайшем, вскоре после присоединения Украины к России. С той поры старшего сына в семье обязательно называли Алексеем.

Уже при Екатерине II они окончательно обрусели, обзавелись владениями и родством в центральной России: женились, плодились, богатели и разорялись, но поместье в Малороссии, жалованное Алексеем Михайловичем, оставалось за ними вплоть до революции.

Мужчины у них всегда были военными. Наташин дед попытался нарушить вековую традицию и пойти по гражданской линии, стал в Московском университете изучать философию и экономику. Продержался он там только два года, после чего перешел в военное училище в Москве, по окончании которого попал служить в Царство Польское. Там он и женился на польке.

Наташина бабушка тоже была родовитой, происходила из старинного польского рода графского или баронского, гонористого, но обедневшего. Образование она получила самое-самое - владела немецким и французским, по-русски говорила правильно, но с акцентом, играла на фортепиано и хорошо пела. Когда подошел срок, вся родня занялась тем, чтобы через нее породниться богатыми и родовитыми. Товар это позволял.

Девица была прелестна: белокурые с золотой рыжинкой вьющиеся локонами волосы, большие зелено-голубые глаза, белозубая улыбка, певучий голос, природная грация. Все обещало ей будущность светской львицы и покорительницы мужских сердец. Не исключено, что со временем нужную партию ей бы и нашли. Но на одном из балов на нее, как сейчас говорят, "положил глаз" дед Натали, офицер свиты Великого князя.

Ему тогда было уже двадцать шесть, а ей шестнадцать. Он был холост, родовит, но не католик и не богат. Несмотря на это мундиры заказывал лучшим петербургским портным, фраки - парижским. И это тогда, когда родовое имение в Малороссии и московский дом были заложены.

Попытка гвардейца просить руки и сердца дочери у родителей ни к чему не привела. Даже ходатайство наместника не помогло. Но в дело вмешалась любовь. А будущая наташина бабушка оказалась истинной полькой, сумевшей поставить на своем. Даже религия не стала помехой. Они обвенчались тайно.

Семья невесты их брак не признала. Они даже попытались объявить его недействительным. Не получилось, но скандал не остался без последствий, и будущий Наташин дед вынужден был подать в отставку.

Молодые обосновались в родовом имении на Украине. В неармейской жизни у Алексея Алексеевича проявилась хозяйственная жилка, в которой через три года были выплачены все долги и даже выкуплен московский дом. А между делом они произвели на свет двойню: дочь Натали – Натали II и сына Алексея, отца моей Натали.

Наташин дед был "умельцем". Он мог столярничать, мастерил мебель и даже экипаж мог сделать. Свой дом он обставил мебелью собственного изготовления. В этом нет ничего удивительного. Многие дворяне не считали для себя зазорным владеть каким-нибудь ремеслом.

У них работать руками умели все, а многие даже и любили простую работу. Его отец умел косить, плотничать, хотя хвастать этим считал неприличным - не барское, мол, это дело. Детям своим он внушал, что управлять людьми надо, зная то, чем заняты твои подопечные и подчиненные. При этом любое умение может сгодиться. Натали I тоже оказалась не белоручкой. Она в хозяйстве вела учет, но если нужно, могла и корову подоить.

- А ты посетила землю своих предков?- полюбопытствовала я у Наташи.- Может быть, имение еще цело. Может, могилы…. Поклониться бы не мешало.

- Нет, не посетила. Все недосуг,- ответила подруга,- но обязательно соберусь.

С началом войны четырнадцатого года, деда вернули в армию, и он получил полк, полковничий чин и, волею судьбы, оказался в германском плену, из которого его освободила революция в Германии. Вернулся он к разбитому корыту. Имение было разграблено, хозяйство порушено, да и возвращаться туда было опасно. Неизвестно было, как восприняли бы мужики возвращение бывшего барина. Запросто могли к стенке поставить. Жену и детей он, к счастью, еще в четырнадцатом году переправил в Москву.

Оценив положение, он решил жить под чужим именем, скрывая и свое дворянство и офицерство, для чего обзавелся "липовыми" документами. Пройдя через фронты гражданской в Москву, Алексей Алексеевич нашел свою дочь замужнем за начальником из пролетариев, который в то время был на фронте. У нее уже была годовалая дочь Олечка, его внучка. Они занимали в бывшем их доме только одну комнату, правда, самую большую.

От дочери он узнал, что его сын Алексей был мобилизован в Красную армию, и что последнее письмо от него пришло с Украины. Жена же его, жившая в Москве вместе с дочерью, за год до того умерла от тифа.

Поговорили о прошлом, о том, как жить дальше, помянули Натали старшую, потетешкал дед на прощанье свою внучку, дочь большевистского комиссара, и ушел, куда глаза глядят. Больше вестей от него не было. Может, сыпняк съел или ЧК к стенке поставила, а может, подался на юг воевать за белое дело.


©2006-2017  C'EST LA VIE  Маленьких человековавтор В.Ф.Косинский 
Запрещается полное или частичное копирование, перепечатка, воспроизведение любых материалов романа и сайта http://cestlavie.ru в любой форме. Все права защищены. All rights reserved.